Саммит в Актау зафиксировал принципы работы на Каспии

Конвенцию предстоит ратифицировать парламентам каспийских стран

Конвенцию предстоит ратифицировать парламентам каспийских стран

Пятый Каспийский саммит, прошедший в воскресенье в казахстанском прибрежном городе Актау, завершил продолжавшуюся более 20 лет работу по определению правового статуса Каспийского моря. В СМИ документ уже получил название Конституции Каспия. В саммите приняли участие главы Казахстана, Азербайджана, Ирана, России и Туркменистана. В составе российской делегации – губернатор Астраханской области Александр Жилкин.

Но как и конституция, подписанная на саммите, Конвенция по правовому статусу Каспийского моря лишь фиксирует общие принципы взаимодействия в регионе. Ряд вопросов предстоит проработать в дополнительных соглашениях, прежде всего по окончательному разграничению водных пространств и недр. Для их решения главы государств договорились создать специальный механизм регулярных консультаций по каспийской проблематике.

Конвенцию предстоит ратифицировать парламентам каспийских стран. Единственным, кто привлек внимание к этому обстоятельству на саммите, стал президент Ирана Хасан Роухани. Причем он сделал акцент на необходимости ратификации дважды: в выступлении на самом саммите и в заявлении для журналистов по итогам встречи.

Прикаспийские государства — Россия, Казахстан, Туркменистан, Иран, Азербайджан — шли к подписанию Конвенции очень долго, более 20 лет. Истоки правовой проблемы лежат в распаде Советского Союза. До этого вопросы использования Каспия регулировались в рамках двусторонних договоров между СССР и Ираном 1921 и 1940 годов.

Появление в регионе новых независимых государств после 1991 года осложнило ситуацию, тем более в условиях открытия на дне Каспия богатых залежей нефти и газа. Каспий также обладает большим транзитным потенциалом добываемых на его дне углеводородов. Но трубопроводы из Казахстана и Туркменистана неизбежно должны пройти через территории других прикаспийских государств.

Двусторонние и многосторонние контакты по каспийской проблематике в итоге были объединены в 2002 году, когда в Ашхабаде прошел первый саммит каспийских государств. На четвертом саммите в Астрахани в 2014 году стороны вплотную подошли к согласованию Конвенции, но отдельные спорные моменты отодвинули ее подписание еще на четыре года. Непростой путь к соглашению отмечали практически все участники саммита. «Можем признать, что консенсус по статусу моря сложился нелегко и не сразу, переговоры продолжались более 20 лет, потребовали немало усилий сторон», — указал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, открывая встречу.

Однако напряженная работа не прошла даром: ко встрече лидеров документ, как и шесть других соглашений по каспийской проблематике, был полностью согласован. Решающей стала встреча глав МИД «пятерки» в декабре 2017 года в Москве, когда был одобрен проект Конвенции. Весь саммит в Актау состоял практически из заявлений лидеров пяти государств, в которых они изложили свои взгляды на соглашение, и собственно процесса подписания. Работа заняла около полутора часов, после чего последовали двусторонние встречи и культурная программа — прогулка по набережной Актау.

Одним из ключевых вопросов правого статуса Каспия стало определение этого водоема. Поскольку он не соединен с Мировым океаном, то не является морем, но из-за размеров, особенностей воды и дна не может считаться озером. В результате к нему неприменимы положения морского права и нормы о трансграничных озерах.

Конвенция зафиксировала использование традиционного названия — Каспийское море — и при этом определила его как «окруженный сухопутными территориями сторон водоем».

Однако если вопрос о статусе Каспия имеет скорее теоретический характер, то проблема разграничения водных пространств и морского дна — сугубо практическая. Шельф моря богат полезными ископаемыми, особенно в его южной части, и права на их добычу в этом районе заявляют Иран, Азербайджан и Туркменистан. В северной части Каспия делимитация регулируется трехсторонним соглашением между Россией, Казахстаном и Азербайджаном и двусторонним — между Казахстаном и Туркменистаном.

Конвенция устанавливает только ряд принципов разграничения, касающихся территориальных вод. Согласно статье 7 документа, «каждая сторона устанавливает территориальные воды, не превышающие по ширине 15 морских миль, отмеряемых от исходных линий, определенных в соответствии с настоящей Конвенцией». К ним прилегает рыболовная зона шириной еще 10 миль.

Однако, согласно Конвенции, методику установления прямых исходных линий (условные линии побережья с учетом его топографии, портовых сооружений и расположенных вдоль берега островов), к которым прилегают территориальные воды, еще предстоит определить отдельным соглашением.

Согласно коммюнике саммита, подготовкой такой договоренности займется специальный механизм регулярных консультаций на уровне заместителей министров иностранных дел, первая встреча которого состоится в течение шести месяцев после подписания Конвенции. Кроме того, документ предусматривает, что границы между территориальными водами смежных государств устанавливаются на основе двусторонних договоренностей.

На основе двусторонних и многосторонних соглашений устанавливается и разграничение секторов — водной глади и дна Каспийского моря, которые не покрывают территориальные воды государств. Таким образом, значительная часть Каспия остается неразграниченной.

Схожим образом решена и проблема прокладки трубопроводов: право сторон на такую работу признается, но если труба пройдет через территориальные воды смежной или противолежащей страны, то необходимо согласование трассы с соответствующей страной и уведомление о ее маршруте других каспийских государств. Таким образом, строительство транскаспийского трубопровода из Туркменистана в Азербайджан и далее через Турцию в Европу зависит теперь от договоренностей между Ашхабадом и Баку.

Вынесение за скобки вопроса о разграничении Каспия на сектора дало возможность зафиксировать другое важное положение: о неприсутствии на Каспии вооруженных сил внерегиональных государств. Однако и здесь есть свои подводные камни. Положение о запрете создания военных баз построено довольно расплывчато: стороны обязуются не предоставлять свои территории для совершения агрессии или военных действий против других сторон. Таким образом, возможность создания военных баз, предназначенных для ведения военных действий против некаспийских государств, очевидно, допускается.

Иранский президент Хасан Роухани в выступлении ясно дал понять, что рассчитывал на большее: он говорил в том числе о недопустимости транспортировки через Каспий даже военных грузов. Между тем пункты пропуска американских нелетальных военных грузов для войск в Афганистане действуют в казахстанских портах Актау и Курык.

Работа над вопросами безопасности на Каспии тоже продолжится. По предложению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, стороны приступят к разработке соглашения по укреплению мер доверия в военной деятельности в регионе.

Конвенция оставляет на будущее проработку и подписание еще одного важного соглашения — о пользовании биоресурсами Каспийского моря: «порядок и условия промысла совместных водных биологических ресурсов в Каспийском море определяются в соответствии с отдельным соглашением между всеми сторонами». Пока же на Каспии продолжает действовать мораторий на вылов осетровых, в поддержку которого выступил российский президент Владимир Путин.

Ряд соглашений был принят в Актау наряду с Конвенцией. В частности, в сфере безопасности стороны подписали протокол о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом, протокол о сотрудничестве в области борьбы с организованной преступностью, а также соглашение о предотвращении инцидентов в Каспийском море.

В сфере экономики подписаны соглашение между правительствами прикаспийских государств о торгово-экономическом сотрудничестве и соглашение о сотрудничестве в области транспорта.

Помимо этого, стороны подписали протокол о сотрудничестве и взаимодействии пограничных ведомств.

Российский президент Владимир Путин в выступлении на саммите высоко оценил факт подписания Конвенции. По его словам, она открывает новый этап в отношениях между каспийскими государствами и позволяет вместе обеспечить процветание и динамичное развитие на пространстве общего региона.

Российский президент выступил с рядом инициатив по дальнейшему развитию сотрудничества на Каспии. В частности, глава государства предложил разработать соглашение по противодействию наркотрафику на Каспии, призвал «пятерку» подготовить программу совместных проектов по развитию туризма, выступил за развитие сотрудничества в области цифровой экономики и в сфере морского транспорта. По его словам, «эксперты пяти стран могли бы теперь более плотно заняться проектом такого соглашения».

Однако, как указал российский президент, важный шаг вперед в сотрудничестве на Каспии уже сделан. «Подписание Конвенции открывает новый этап в отношениях между каспийскими государствами, позволяет нам вместе обеспечить процветание и динамичное развитие нашего общего региона», — заявил он.

Программа Путина в Актау не исчерпывалась участием в саммите. Российский президент встретился с президентом Ирана Хасаном Роухани. Помимо каспийской проблематики, важное место в переговорах было посвящено урегулированию кризиса в Сирии, в том числе в трехстороннем формате с участием Турции. Президенты отметили успехи в борьбе с терроризмом, при этом Роухани сделал акцент на вкладе Ирана в победы сирийской армии.

После вступительных слов встреча продолжилась за закрытыми дверями. Тем для разговора у президентов достаточно: это присутствие проиранских сил в южной части Сирии, вблизи израильских границ, пути решения проблемы Идлиба — последнего оплота оппозиции на сирийской территории. Во вступительных заявлениях президенты не упоминали про иранскую ядерную сделку, но, безусловно, им есть что сказать на этот счет, особенно после восстановления санкций США в отношении Тегерана. Как подчеркнул в выступлении на саммите Роухани, страны каспийской пятерки занимают общую позицию относительно необходимости сохранения этого соглашения.

Таким образом, подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря не завершило многостороннюю работу по Каспию, скорее заложило под нее новую основу. После ее подписания в повестке дня оказалась проработка новых важных соглашений. Вероятно, некоторые из них будут подписаны на следующем саммите в Туркменистане, точная дата которого не известна.

Однако уже в следующем году также в Туркменистане пройдет деловой форум каспийских государств. Развитие экономических связей, особенно в условиях укрепления тенденций к протекционизму, может способствовать укреплению доверия, необходимого для договоренностей по окончательному разделу Каспия на сектора и в области военной деятельности.

Добавьте «Газета ВОЛГА» в свои избранные источники ⟶

Другие читаемые новости нашего сайта

Новости СМИ2

Новости Медиаметрики



Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *