По дороге жизни Джумагали Агаев идет прямо

По дороге жизни Джумагали Агаев идет прямо

Он не желает второго шанса

Есть такие люди, которые идут по дороге жизни прямо. Которые гордятся совершенными делами и никогда не используют фразу: «Был бы в жизни второй шанс…» Потому что они свой шанс считают достойным.

Молодой юбиляр

В редакцию позвонили родственники Джумагали Сарсеновича Агаева и попросили рассказать на страницах газеты историю его жизни, благо 1 июля будет праздноваться (разговор велся в июне) 90-летие главы семейства. «А писать есть о чем», — уверяли меня по телефону.

В село Хошеутово Харабалинского района приехала за час до назначенного времени. К нужному мне дому подъехала машина, из которой вышли женщины и направились к калитке. Вскоре услышала слова приветствия и поздравлений. Ну, думаю, и мне уже можно войти.

На пороге добротного красивого дома стоял приятной наружности стройный мужчина лет примерно 65, который встречал гостей. «Сын юбиляра, наверное», — решила я. И тут вдруг кто-то обратился к нему: «Добрый день, Джумагали Сарсенович!» Так это и есть юбиляр?! Дедушка шестерых внуков и прадедушка девятерых правнуков?

Пока я приходила в себя от удивления, официальные гости —

председатель местного Совета ветеранов Лидия Джукашева, глава Хошеутовского сельсовета Ахон Умбетов и ведущий специалист администрации Елена Кухаренко — поздравили юбиляра и вручили благодарственное письмо. Посетовали, что пандемия не позволила сделать торжество масштабным, так как Джумагали Сарсеновича знают не только в селе, но и за его пределами. Да и в других краях нашей необъятной страны он, несомненно, оставил добрый след.

Борозда спасения

Родился он в 1930 году в селе Ахтубинка у Сарсена и Рсханым Агаевых — первый сын после двух дочерей. Когда грянула Великая Отечественная война, глава семьи сразу ушел на фронт и героически погиб под Сталинградом в 1942-м. А потом так получилось, что три года спустя 15-летний Джумагали был призван на работы по разборке руин в городе-герое. Возможно, на том самом месте, где сложил голову, но так и не подпустил врага к Волге Сарсен Агаев.

Впрочем, паренек и сам успел ощутить на себе, что такое война. Дело было в 1942 году возле харабалинской станции Сероглазово, что между селами Вольное и Хошеутово.

«Неподалеку от железной дороги мы, дети 10-12 лет, собирали колоски, оставшиеся после уборки проса, — вспоминал Джумагали Сарсенович. — А тут подходил длинный состав. И мы видим, как кто-то из паровоза машет нам и кричит: «Уходите, бегите!» Мы сперва ничего не поняли, а оказалось, машинист таким образом пытался нас уберечь, потому что к станции уже подлетали фашистские самолеты. Они заходили на состав несколько раз. Тяжелые покореженные рельсы взлетали вокруг, точно пружины. Дружки мои успели далеко в ильмень убежать, а я в поле залег. Ну а какое убежище от пропаханной плугом борозды глубиной в 20 сантиметров? Однако на роду, наверное, написано было не погибнуть. Вот и выжил».

Мозолистые руки

Затем Джумагали вместе с другими сельскими подростками пошел учиться рабочей профессии в ФЗО — школу фабрично-заводского обучения, или фабзауч.

«Образование мое первоначальное — 7 классов, — говорит Джумагали Агаев. — В поршнях гранит науки грызли. Было тяжело, но государство знало, что нужно молодому поколению, большинство из которого оказались сиротами. Кормили нас и обучали рабочим профессиям».

Потом ребята применяли полученные навыки на практике. Хотя бы на восстановление того же Сталинграда. Два года там работали. Из орудий труда — лом, кирка, лопата, в лучшем случае давали в помощь одну лошадиную силу. Поначалу руки в кровавых мозолях были, но быстро прошло — огрубели.

«Потом меня отправили в Ворошиловградскую область, на шахту № 14 поселка Ташковка, — продолжил вспоминать Джумагали Сарсенович. — На глубине 250 метров приходилось работать. Страшно, конечно, было, но не страшнее той памятной бомбежки. Да и в молодости ведь о плохом долго не думаешь».

Вернувшись домой в 1950 году, Джумагали Агаев окончил курсы трактористов и успел поработать в селе Вольное на железном коне. Пахал, сеял, косил. Как сейчас говорят, был механизатором широкого профиля. И это все в возрасте, который принято называть «до армии».

Везде был честен

Армейскую службу в разговоре Джумагали Сарсенович назвал ласково «малиной». Хотя три года в сапогах нельзя назвать сладкими: выкладывались, по признанию юбиляра, по полной каждый день.

Служба проходила в Азербайджане, но там встретил земляка — офицера Владимира Гузенко. А через несколько лет, уже на гражданке, Эдуард — старший сын Джумагали Сарсеновича — ходил в школу вместе сыном Гузенко — Константином. Тем самым, которого астраханцам представлять не надо, — бессменного ведущего самых массовых и значительных торжеств и культурно-массовых мероприятий в Астраханской области.

В армии молодой солдат дважды в неделю посещал занятия в партшколе. Для кого-то это было так, для галочки. Для Джумагали — по настрою души. Искренне верил парень, что можно построить светлое будущее. И когда он стал старшим сержантом, его артиллерийское подразделение без раздумья избрало Джумагали секретарем комсомольской организация. А кто более, чем он, был этого достоин?

По возвращении домой Джумагали Агаев закончил не только сельскохозяйственную школу, но и партийную. И в 29 лет стал заместителем председателя колхоза «Заря коммунизма». Его направляли, как говорили, на ответственные участки. А по сути, в отстающие по показателям производственные звенья. И молодой инициативный коммунист делал их передовыми. «Трудился везде честно, с полной отдачей, — отметил юбиляр. — На овощах, заготовке кормов, рисе. Кстати, когда на рис перебросили, то сразу поставили начальником участка площадью 2 000 га. И здесь практически до пенсионного возраста работал».

Как работал Агаев, свидетельствует награда с ВДНХ — на медали выбита адресная надпись: «За высокие урожаи риса». Конечно, в архиве юбиляра есть и множество других наград, но ценит он больше всего эту. А также ту, которую на днях прислали от ЦК КПРФ в честь 75-летия Великой Победы. Потому что Джумагали Сарсенович своим 37-летним партийным стажем гордится, не смущаясь нынешних разговоров, что, мол, сейчас заявлять о принадлежности к компартии не в тренде. Когда подошел год выхода на заслуженный отдых, Джумагали, конечно, остался работать. Еще десять лет отдал тому же рису в качестве заведующего складом. А привычка что-то выращивать не пропала до сих пор. Двор ухоженный, помидоры, виноградник и иная культурная растительность глаз радуют.

Задача — стать прапрадедом!

Безусловно, гордость и радость юбиляру доставляет и его семья. Со своей супругой Курьят, с которой познакомился во время учебы в сельхозшколе, прожили многие счастливые годы. К сожалению, Курьят Аюповна ушла в мир иной, и теперь Джумагали Сарсенович видит смысл продолжать жизнь в детях.

Те тоже со всей душой заботятся об отце — сын Эдуард, дочери Нурсулима и Марина. Еще двое — сын Джакслык и племянник Мурат, которого Агаев-старший считает сыном, живут в Казахстане, но также навещают родительский дом.

И все сегодня от чистого сердца желают Джумагали Сарсеновичу стать прапрадедом. Ну и что, что старшему правнуку пока что 13 лет? Разве сегодняшнему юбиляру не по силам преодолеть 100-летний рубеж, а там и другие юбилейные даты? Такие, как Джумагали Сарсенович Агаев, не уступают судьбе, а, напротив, готовы ей диктовать ритм движения. Ведь еще не все в этой жизни сделано и опробовано.

Поделиться новостью

Новости СМИ2

Новости Медиаметрики



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Комментарии читателей сайта размещаются после модерации. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если сообщения содержат ненормативную лексику, оскорбления, призывы к насилию, являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.