Переходим на три выходных в неделю?

Переходим на три выходных в неделю?

Рабочая 4-дневка пока воспринимается со скепсисом

Трудовая четырехдневка включена в нацпроект «Производительность труда и поддержка занятости». И если ничего экстраординарного не произойдет, с октября в 30 регионах страны должен стартовать эксперимент по сокращению рабочей недели. В списке его участников в основном обрабатывающие производства и сельхозпредприятия.

 

Не сокращенное, а полезное

Когда в 2014 году Международная организация труда предложила России рассмотреть идею перехода на 4-дневную рабочую неделю, многие восприняли это как неудачную шутку: куда нам с не самой сильной экономикой в мире замахиваться на такое?

Сегодня задумка стала частью нацпроекта и основой для эксперимента в трети регионов страны.

Замглавы министерства экономического развития РФ и администратор упомянутого нацпроекта Петр Засельский пояснил в СМИ, что задача состоит не в сокращении рабочего времени, а в том, чтобы сотрудники предприятий смогли сделать его полезным. По словам чиновника, сейчас в России 30-40% рабочего времени на производстве и в офисах тратится впустую. При этом он добавил, что пока конкретных параметров введения четырехдневки нет.

Предполагается, что государство окажет предприятиям-участникам эксперимента финансовую поддержку — в частности, выдаст льготные займы на сумму до 300 млн рублей под 1% годовых (правда, при соблюдении ряда условий).

Всего же за шесть лет реализации нацпроекта на него будет выделено 50 млрд рублей.

 

 

Профсоюзное условие

Проведенные опросы ВЦИОМ показали, что за сокращение рабочей недели выступила только треть россиян. Впрочем, большинство респондентов были не против самого уменьшения рабочих дней — многие высказали опасение, что данное сокращение приведет к уменьшению зарплаты.

Как пояснила нам председатель Союза «Астраханское областное объединение организаций профсоюзов» Светлана Калашникова, профсоюзы поддерживают эту идею именно по этой причине, то есть при условии, что при сокращении рабочего времени уровень заработной платы сохранится.

«Но это вряд ли случится, — предполагает она. — Сегодня в производственной среде труд оплачивается по принципу «Что потопал, то и полопал». Простои в работе если и оплачиваются, то на уровне МРОТ или в размере полставки. Кроме того, оптимизация многих сфер экономики привела к тому, что сегодня затраты на труд уменьшаются, а штаты сокращаются, и работник выполняет работу за двоих, как правило, на 1,5 ставки».

По мнению главы профсоюзов, то, что в Астраханской области эксперимент не проводится, хорошо: наш регион не готов к такому переходу. «Существуют такие отрасли с ненормированным трудом, которые функционируют в режиме 24 на 7. Это прежде всего сферы жизнеобеспечения, безопасности, транспорта, ресурсоснабжения и ЖКХ, медицинские учреждения и другие, — говорит Калашникова. — Что станут делать сотрудники, у которых снизится зарплата, но появится день отдыха? Многие, скорее всего, начнут искать дополнительные заработки».

 

 

Работодатели против

Вице-президент Астраханского регионального отделения РСПП Алексей Резников также считает несвоевременным переход на четырехдневку.

«В нашем регионе крайне низкая производительность труда, высокий уровень безработицы, — сказал он. — Кроме нефтегазового сектора, в остальных сферах экономики наблюдается глубокая стагнация, отставание и, как следствие, падение уровня доходов населения. Сокращение же рабочей недели приведет к снижению заработной платы и росту безработицы».

Сохранить существующий фонд оплаты труда при сокращении рабочей недели не получится: работодатель не будет оплачивать нерабочее время работников, убежден бизнесмен. Чтобы не снижать объемы производства, придется создавать новые рабочие места, обслуживание которых тоже стоит денег, а это дополнительные издержки для бизнеса.

По мнению Алексея Резникова, переход на четырехдневку возможен лишь при условии высоких темпов цифровизации экономики, модернизации производства, внедрения новых IT-технологий, робототехники.

 

 

Мнения астраханцев

Станислав Тяпкин, председатель областной организации профсоюзов работников АПК:

— Наш регион относят скорее к аграрным, чем к промышленным. Львиную долю продукции производят малые формы хозяйствования — КФХ, где их руководитель и члены трудятся от рассвета до заката. Они сами решают, какой будет продолжительность рабочей недели. И трудно представить себе, что четыре дня животновод кормит, поит и пасет скот, а три дня отдыхает. Поэтому трудно сегодня сказать, к добру или худу разработка таких решений о сокращении рабочей недели.

Антон П., хирург:

— Здорово, конечно, это сокращение, но не для нас. Мы и так уходим из дома — дети еще спят, а приходим — уже спят. Руководство часто говорит, что надо успевать выполнять свои обязанности в течение основного рабочего времени, но на деле это самое время проводим в операционной, а дальше — писанина. Да и больным надо уделять время.

Вагиф Н., строитель-гастарбайтер из Азербайджана:

— Мы знаем, что у вас в стране хотят уменьшить рабочую неделю. Но не хочется, чтобы наши работодатели такое сделали и для нас, приехавших на заработки. Хотя если прораб будет отдыхать, то придется и нам. Но, наверное, все мы в случае возникновения четырехдневки будем на двух стройках работать: четыре дня здесь, три там».

Новости СМИ2

Новости Медиаметрики



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.