Гордимся! Связист Жалим Ашинов


29 апреля 2022 1521

Паренек из Красноярского района ушел на фронт в 17 лет

С того победного мая, когда салют возвестил об окончании долгой и кровопролитной войны, минуло 77 лет. Но судьба бережет участников боев, чтобы они могли рассказать молодому поколению, как опасен фашизм. Об одном из героических солдат Родины наш рассказ.

Войны хватило на всех

Говорят, что перед войной почему-то в семьях больше рождается младенцев мужского пола. И хотя 1926 год был мирным, он стал «урожайным» на мальчишек. Вроде почти 10 лет после Октябрьской революции минуло, гражданская война давно закончилась и наступило время созидания, а природа действовала по своим законам. И никто тогда не знал, что рожденные за 15 лет до начала Великой Отечественной войны вырастут и еще успеют пойти на фронт и защитить Родину.

Так и случилось в семье Ашиновых из Красноярского района, когда в 1926 году на свет появился мальчик по имени Жалим. Рос как все мальчишки шустрым и веселым. И был уверен в июне 1941 года, что на его век войны не хватит. И как все его сверстники даже жалел об этом. Но в мае 1943 года, в возрасте 17 лет, паренек ушел на фронт из родного села Алгара, где в это время проживала его семья.

Сначала его направили в Новгород. Потом новобранец находился в резервных войсках в составе 3 батальона 813 полка 239 дивизии, располагавшейся в Ленинградской области на Волховском направлении. Когда началось наступление, советские солдаты увидели последствия не только боев и артобстрелов. По словам ветерана, ему приходилось своими глазами видеть зверства, которые совершали там фашисты над мирным населением и военнопленными. Но подробности Жалим Ашинович вспоминать не любит - это очень тяжело.

Под вражеским огнем

Далее часть, в которой служил наш земляк, дислоцировалась на территории Эстонии. Жалим был связистом. Работа шла под прямым вражеским огнем. Здесь молодой солдат получил первое ранение. Две недели провел в госпитале. И снова был направлен в действующую армию.

«Мы с командиром батальона находились в окопе, бой уже кончился. Но немцы продолжали простреливать наши укрепления, - вспоминает Жалим Ашинович. - Командир писал донесение о потерях, просил выслать подкрепление: в батальоне оставалось только 16 бойцов. Вдруг он дернулся и сполз по стенке окопа. Немецкая пуля попала ему в правое предплечье. Комбата доставили в полевой госпиталь. Я спрятал пакет документов, примотав его к ноге портянкой. И направился в штаб командира полка, располагавшийся в тылу. Путь был неблизкий. По дороге оставлял метки - втыкал в землю хворостинки. Удалось без особых происшествий добраться до места назначения. После проверки был допущен к комполка. Он прочитал донесение и приказал накормить меня. Сказал, что надо торопиться. Не прошло и пяти минут, как 18 человек подкрепления были готовы двинуться со мной в обратный путь. Красноармейцы в пути должны были выполнять мои приказы, поскольку только я знал дорогу. Командование заранее нас предупреждало - надо опасаться малознакомых людей. Среди них вполне могли находиться предатели. В пути можно было встретить и отставших от своих частей бойцов, а, возможно, и диверсантов. Одному мне было сравнительно несложно добраться до расположения батальона. Но передо мной была поставлена непростая задача - довести всех бойцов до места. Мы осторожно пробирались к своим. Еще вдалеке заметили колонну немецких грузовиков. Хорошо, что на пути был маленький ерик. Я скомандовал: «Ложись!» Но двое из нашей группы не подчинились команде - побежали навстречу фашистам. Однако те не подпустили перебежчиков близко - расстреляли. Мы дождались, когда машины уедут далеко, и вышли из укрытия. Больше на дороге происшествий не было».

До Берлина не дошел

Потом у нашего земляка было еще много боевых заданий. Благодаря работе Ж. А. Ашинова солдаты вовремя получали продовольствие и боеприпасы. Ему доверяли доставлять секретные документы.

«В Эстонии мы не видели ни одного целого дома, - рассказывает ветеран. - Немцы, отступая, сжигали целые поселения. Бедно жили эстонцы - дома были с соломенной крышей - сгорали быстро. Помню такой случай: наши солдаты нашли около одного из разрушенных домов большую кучу картошки. Стали набивать ею карманы. Кто-то сразу ел сырые клубни. Комбат увидел это, приказал немедленно выкинуть картошку, поскольку она могла быть отравленной отступавшими фашистами».

Во время боев на эстонской территории Жалим Ашинов получил тяжелое ранение. Осколком была раздроблена кость правой руки. Первую операцию ему сделали в полевом госпитале. Два молодых хирурга вытаскивали мелкие осколки кости без наркоза. Далее был госпиталь в городе Боровичи Новгородской области. Однако ранение оказалось серьезным, и наш земляк был направлен на лечение в Казань. Там пришлось провести целых пять месяцев. В августе 1944 года с инвалидностью второй группы Жалим Ашинович был комиссован.

Окружен любовью и заботой

Вернувшись в родное село Алгара, он не сидел без дела, работал продавцом, мастером. За боевые заслуги Жалим Ашинов имеет множество наград, среди которых - орден Отечественной войны II степени, юбилейные медали Победы в Великой Отечественной войне. В 1950 году Жалим встретил свою будущую жену Сагиду, женился. А в 1964 году вся семья Ашиновых переехала в село Красный Яр.

Трудовой стаж нашего фронтовика составляет 46 лет. Более 20 лет проработал на Красноярском консервном заводе трактористом, откуда и ушел на заслуженный отдых. Вместе с супругой воспитали четверых детей. Сейчас Жалим Ашинов в свои 96 лет окружен заботой и любовью близких и родных.


Алена Волгина

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Обязательно для заполнения.
Поле не заполнено или неверный формат.
Обязательно для заполнения.

Комментарии читателей сайта размещаются после модерации. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если сообщения содержат ненормативную лексику, оскорбления, призывы к насилию, являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.