Классическая музыка возвышает и очищает нас

Классическая музыка возвышает и очищает нас

Ведущий солист Самарского академического театра оперы и балета Андрей Антонов дал интервью В 2019 году Астраханская государственная консерватория отметит свой полувековой юбилей. Уже сегодня в консерватории разрабатываются юбилейные мероприятия. За время своего существования консерватория подготовила свыше 3 000 выпускников. Среди них: солисты Большого театра Анатолий Бабыкин и Олег Биктимиров, лауреат Международного глинковского конкурса Тамара Кливаденко, артист Мариинского театра Хамит Алиев, солист «Геликон-опера» Сергей Плюснин, солист Самарского театра оперы и балета Андрей Антонов и другие.

Андрей Антонов – заслуженный артист России, ведущий солист Самарского академического театра оперы и балета. С Астраханью его связывает многое: учеба в консерватории, первый международный конкурс, первые гастроли, проект «Три баса». Он активный участник Международного фестиваля вокального искусства имени Валерии Барсовой и Марии Максаковой.

Он дал нашей газете интервью.

— В Астрахани находится ваша альма-матер, а как сюда попали?

— Родился я в Волгограде, родители мои были простыми работягами. Мама работала на знаменитом Тракторном заводе в котельной, отец – рабочим на алюминиевом заводе. По линии папы все родственники хорошо пели. Да и сам он имел красивый сильный голос и сейчас поет по праздникам, хотя ему уже 80 лет. Родители отвели меня в музыкальную школу заниматься по классу аккордеона. Но мне больше нравилось петь. Мой голос понравился педагогам, меня взяли в хор, где я стал солировать. Кстати, сначала у меня был дискант, а позже, после ломки голоса, стал бас. На отчетном концерте директор школы сказал: «Не надо тебе играть на аккордеоне, ты лучше пой!»

В то время у нас в Волгограде гастролировали астраханцы Владимир Белюсенко и Любовь Власенко с хором. Мой педагог по вокалу была на концерте, и ей понравилось, как поет Белюсенко. Она-то и посоветовала мне поступать в Астраханскую консерваторию в класс Владимира Николаевича. Сейчас все повально едут учиться в Питер, Москву, а раньше главное было не куда ехать, а к кому.

— И у вас никогда не возникало желание покорить Москву?

— Почему же? Было. После похвалы директора музыкальной школы я возомнил себя практически Карузо и написал письма оперным российским метрам Евгению Нестеренко, Валентине Левко и Гуго Тиц. На мое письмо откликнулся только лауреат Государственной премии, народный артист СССР Евгений Нестеренко.

А дальше приехал я в Москву, а у него до того плотный график работы, что он не смог меня негде прослушать и поэтому пригласил домой. После прослушивания сказал, что голос у меня хороший, но мне не хватает знаний, поэтому необходимо заниматься. Он брал к себе в ученики уже после музыкального училища, а у меня за плечами была только музыкальная школа. После этого я поехал поступать в Астраханскую консерваторию, там мне сразу предложили учиться на первом курсе, но я решил начать с подготовительного отделения.

На последних курсах консерватории я уже был нарасхват, работал в Астраханской филармонии. В то время Лариса Химич при филармонии организовала музыкальный театр. В нем работали Марина Попандупало, Василий Снимщиков, Ольга Бочкарева, Анатолий Нестеров. Химич мне многое дала: благодаря ей я получил хорошие уроки актерского мастерства.

Работал я и со знаменитым квартетом «Скиф» — тогда еще начинающим молодым коллективом. Помню, в 1992 году гастролировали мы по Волге (Самара, Саратов), я решился заодно прослушаться в оперных театрах. Да так удачно показался, что в Самаре мне предложили работу и вот уже более 20 лет служу в Самарском академическом театре оперы и балета.

— Вы ведущий солист Самарского академического театра оперы и балета, много выступаете с сольными программами, участвуете в различных интересных оперных проектах. Что вам ближе — опера, камерное исполнение, джаз?

— Мне нравится все. Еще в советские времена по радио звучало много сольных концертов Архиповой, Биешу, Нестеренко, да и по телевизору часто показывали такие концерты. Сейчас, к сожалению, это большая редкость, даже на канале «Культура» показывают часть концерта, всего 30-40 минут. Именно оттуда, с детства у меня тяга к сольным концертам.

Мой камерный репертуар насчитывает свыше 700 произведений различных жанров, в том числе французская вокальная лирика, романсы и песни М. И. Глинки, М. П. Мусоргского, П. И. Чайковского, программа спиричуэлсов песен Дж. Гершвина и другие.

Первый сольный концерт еще студентом в Астрахани мне организовала Татьяна Базова — замечательный педагог. Она вела камерный класс в консерватории. Кстати, она отправила меня на мой первый международный конкурс камерного пения «Янтарный соловей», который проходил в 1992 году в Калининграде. Я там стал лауреатом II премии, I премию в тот год жюри никому не присудило.

Я с удовольствием участвую в московском проекте «Три российских баса». Со мной поют солист Большого тетра России Валерий Гильманов, приглашенный солист Большого театра Федор Тарасов. Мы много гастролируем по России, за рубежом, только, что вернулись из Финляндии. 10 лет в Самаре проходит фестиваль басов, а начинался этот проект в Астрахани. Был в свое время интересный проект за рубежом «Три тенора», я видел в записи трех финских басов. Я тогда учился в Астрахани, и там проходил один из первых фестивалей Барсовой и Максаковой, в котором, кроме меня, участвовали еще два баса — Анатолий Бабыкин и Максим Михайлов. Там и родилась идея спеть «Вдоль по Питерской» на троих. Публика восприняла это на ура: свистела, кричала, подпевала… Позже я рассказал об этом Дмитрию Сибирцеву. Таким образом родилась идея сделать фестиваль басов. Кстати, Сибирцев довольно известная личность в музыкальных кругах, он худрук и продюсер арт-проекта «Тенора XXI века», также последние пять лет возглавляет московский театр «Новая опера».

— А как вас судьба свела с Мстиславом Ростроповичем?

— Мстислав Ростропович вместе с Робертом Стуруа ставил оперу «Видения Иоанна Грозного» в нашем театре. Три баса шли на главную роль Иоанна Грозного — Аскар Абдразаков (солист Большого театра), Александр Бобыкин и я. Ростроповичу понравилось мое пение, поэтому первую премьерную постановку исполнил я, вторую — Бобыкин, третью – Абдразаков. Позже Мстислав Леопольдович предложил мне принять участие в постановке оперы Д. Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда» (партии Бориса Тимофеевича и Старого каторжника). Я, конечно, согласился, и мы с этой оперой побывали в Неаполе, Риме, Мюнхене, Дижоне, Буэнос-Айресе. Работать с таким великим мастером было одно удовольствие!

— Вы отметили свой юбилей, каковы планы?

— Да, в конце прошлого года отметил полвека. Как всегда был на сцене. Планирую и дальше работать и передавать свой опыт, я уже 10 лет преподаю. Работа педагогом для меня — хорошая школа. Новая специальная литература, научные труды по музыке, да и интернет помогает быть на высоте. Сегодня на YouTube представлены безграничные возможности для музыканта, солиста.

Стараюсь по мере возможности пропагандировать классическую музыку. Потому, как к любому виду искусства, надо приучать. Как может человек оценить живопись, не изучая этот вид искусства. Он не познает какие-то тонкости, не проникнется той эпохой. Так же и человек, первый раз послушавший симфонию, ничего не поймет. Наверняка она ему сразу не понравится. Надо с детства приучать ребенка к классике. Благодаря классической музыке люди становятся добрее, искреннее, честнее. Они, как правило, не способны на дурные поступки. Классическая музыка возвышает и очищает нас.

Новости СМИ2

Новости Медиаметрики



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.