Как астраханцы пытались пристроить одинокого беспомощного дедушку

Как астраханцы пытались пристроить одинокого беспомощного дедушку

Потерянные люди

Что делать, если вы увидели на улице одинокого беспомощного человека? Куда звонить и как ему помочь? Астраханец Салаутдин Логиев решил вмешаться. И что из этого вышло?

 

Вышел подышать

В среду, 19 июня, в шесть часов утра житель Военного городка Салаутдин Логиев вышел на утреннюю прогулку. Проходя мимо ворот больницы имени Кирова, увидел сидящего там дедушку. Когда возвращался через час, дедушка метрах в ста от прежнего места с трудом передвигался босыми ногами вдоль забора, держась за решетку. Салаутдин Мусаевич не смог пройти мимо, подошел и стал спрашивать, кто он, откуда, куда идет. Дедушка немного сумбурно, но охотно рассказал, что был в больнице, но ему сказали «идти на воздух», и он теперь идет домой. На вопрос, где живет, назвал адрес: улица Коммунистическая. Двигался он при этом в сторону Военного городка, впрочем, и туда на больных ногах он бы не скоро добрался. Салаутдин Логиев позвонил на 112.

 

И что с ним делать?

Вскоре подъехал патруль ППС и отвез деда в Трусовский РОВД, куда вскоре подъехали корреспондент нашей газеты (нам позвонил Салаутдин Логиев) и бригада скорой помощи.

Дедулька хоть и выглядел слегка чудаковато, но бодро называл свое имя и фамилию.

Как астраханцы пытались пристроить одинокого беспомощного дедушку

— Заслуженный почтальон, — доложил он. — Прессу доставлял и пенсию.

Несколько раз повторял адрес, называл ориентиры.

— Возле парка Ленина. Этаж второй, коридор длинный. Во дворе три особняка.

В кармане у Вячеслава Ивановича был бумажник с документами, но документами оказались паспорт советского образца на имя уроженки села Оранжерейного Марины Александровны и пенсионное удостоверение 1993 года на чужое имя.

Врач скорой помощи, осмотрев пациента, сказала, что у него полирадикулоневрит и алкогольная энцефалопатия. Показаний для экстренной госпитализации нет.

— Если хотите, мы можем отвезти его в больницу. Но его там все равно не будут держать, у него нет экстренных показаний.

— Да, мне надо в больницу, — встрепенулся дедушка. — Я там был, мне сказали идти.

В окошке дежурного на вопрос, что они делают с такими гражданами, нам ответили, что если есть документы, отвозят в Центр социальной адаптации в Осыпной Бугор, но у этого документов нет, а вообще сказали, что лучше обратиться в пресс-службу УМВД. В целом же было ощущение, что никто не знает, что делать со свалившимся на голову дедком, и мечтает побыстрее сбыть его с рук. В конце концов скорая выразила готовность отвезти его к нему домой.  Но тот внезапно залепетал:

— Я не могу домой. Там закрыто, у меня ключей нет.

 

Сдали под крыло соцслужб

В конце концов решили, что наш подопечный — клиент социальных служб. Позвонили в трусовскую соцзащиту, где посоветовали обратиться в Центр социальной адаптации в Осыпном Бугре. Позвонили туда. Там ответили, что можно отвезти его на Сеченова, 41, в Центр ночного пребывания (в народе — ночлежка, недалеко от Трусовского РОВД).

— Там сейчас только сторож, но мы позвоним, она его примет, он посидит во дворе, а вечером ему дадут поесть, помыться и дадут направление на флюорографию. Приехать сейчас и забрать его сюда у нас нет возможности.

Когда мы сказали, что у деда больные ноги и как он сам пойдет на флюорографию, нам ответили, что надо звонить на горячую линию минздрава, если человек болен и нуждается в лечении, то, возможно, здравоохранение просто пытается переложить проблему на соцслужбу.

В итоге на полицейской «Газели» Вячеслава Ивановича отвезли на улицу Сеченова и сдали под крыло социальных работников.

— Кажется, я нашел проблему на свою голову, — сказал Салаутдин Логиев. — Меня и жена уже поругала. Говорит, вечно ты во что-нибудь влезешь. Но как оставить человека в беспомощном состоянии? Ведь такая ситуация может случиться с кем угодно и с нами самими.

 

В «особнячке»

На горячей линии минздрава Астраханской области, где мы рассказали историю с дедушкой и скорой, нам ответили: да, все правильно, скорее всего, он и лежал в больнице, его также с улицы привезли, а потом выписали.

В отделе информации и связей с общественностью регионального УМВД пояснили, что в таких случаях полиция в течение трех часов выясняет личность гражданина и связывается с родственниками, а если не удается, то обращается в скорую, соцслужбы и старается человека куда-то пристроить.

Ближе к вечеру мы наведались на улицу Коммунистическую. Все совпало. Дом  недалеко от парка имени Ленина, во дворе три особнячка. Правда, «особнячок» Вячеслава Ивановича оказался скорее голубятней, чем квартирой. Перекошенная развалюшка со скособоченной входной дверью. Мы заглянули вовнутрь: в коридорчике — невообразимые беспорядок и запах. Прикрытую дверь, ведущую во внутреннее помещение, открывать не стали.

Как астраханцы пытались пристроить одинокого беспомощного дедушку

Людмила Дмитриевна, давно живущая в этом дворе, рассказала, что Вячеслав Иванович действительно был почтальоном, она помнит еще его родителей. Сейчас за ним присматривает племянница, иногда приходит, постирает, она же получает его пенсию. Сосед попивает, но не так часто, а вообще безобидный, не хулиганит. Другая соседка на вопрос, есть ли у него родственники, ответила, что кому он нужен:

— Они как поняли, что с его жилья ничего получить не удастся, так больше не появляются.

Еще одна соседка сказала, что живет здесь недавно и соседа из 4-й квартиры мало знает:

— Только пахнет от него, а так не беспокоит. Живет один, но иногда к нему приходят двое, такие же.

По ее словам, не видно его где-то с неделю. А перед тем ее дочь видела его на улице, он сидел на ступеньках, а потом к нему подъехали машины полиции и скорой помощи.

 

Ушел и где-то бродит

После семи вечера мы наведались в центр ночного пребывания, чтобы проведать Вячеслава Ивановича. И тут нас ошарашили сообщением, что он ушел.

— Мы его накормили биг-ланчем, напоили чаем, — рассказали администраторы. — Он спросил: это не больница? Мне, говорит, надо в больницу, там первое и второе дают. Потом стал говорить, что ему нужно домой, а то он пенсию не получит. Мы ему и одежду приготовили, и шлепанцы дали. Но он спросил, где остановка, и ушел. А держать мы не имеем права.

 

Доехав до остановки и сделав круг вокруг квартала, мы не увидели беглеца. И где сейчас бродит «почетный почтальон», нам неизвестно. Дома он за прошедшие с того момента сутки не появился. А история эта показалась нам  грустной и навела на мысль: все структуры, в поле зрения которых попал чудаковатый, но безобидный дедулька, выполнили свои инструкции. Каждый сделал, что положено. Но по большому счету судьба одинокого и никому не нужного, но все же живого человека никому не интересна.

Почти хеппи энд

История закончилась неожиданно. В пятницу автор этих строк, возвращаясь домой, в Военном городке возле магазина увидел… своего дедульку. Торгующие рядом на базарчике люди купили ему воды и булку. На вопрос, отвезти ли его домой, тот обрадовался и стал приглашать к себе в гости. Мы с Салаутдином Логиевым его отвезли домой, завели в комнату, но от приглашения погостить вежливо отказались.

PS: Салаутдин Мусаевич хочет теперь связаться с родственниками Вячеслава Ивановича и предложить помощь или самому похлопотать, чтобы дедушке была оказана какая-то социальная помощь.

Поделиться новостью

Новости СМИ2

Новости Медиаметрики



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Комментарии читателей сайта размещаются после модерации. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если сообщения содержат ненормативную лексику, оскорбления, призывы к насилию, являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.