Братья Черницкие на экране и в жизни

Интервью с представителем известной актерской династии

Интервью с представителем известной актерской династиифото - Ю. Черницкий

Астраханцам хорошо известно имя народного артиста России Юрия Черницкого, который оставил свой яркий след в театральной жизни нашего края. Но мало кто знает, что он из театральной семьи, а брат его Игорь Черницкий — известный столичный сценарист, кинорежиссер, актер, писатель и поэт-песенник. Игорь Михайлович специально для «Газеты ВОЛГА» поделился воспоминаниями о брате, размышлениями о Годе российского кино и своими творческими планами.

 

— Игорь Михайлович, вы из театральной семьи. Наверное, самой судьбой вам с братом было предрешено вступить на актерскую стезю…

— Да, этот выбор мы с братом сделали благодаря родителям. Они были из поколения победителей: мальчики и девочки сороковых годов прошлого века со школьного порога шагнули сразу в военную жизнь. Нужно было спасать страну, свою землю, свой дом. Отец перед самой войной как актер успел сделать первые шаги на сцене Пермского драмтеатра. Он стал журналистом, но свою актерскую мечту, любовь к театру и кино он передал нам. У нас в детстве был домашний кукольный театр. Кукол и оформление спектакля брал на себя брат Юра. Он очень хорошо рисовал и одно время даже работал как профессиональный художник. Родители всегда одобряли это еще одно его призвание. Верность ему он пронес через всю жизнь. И у меня, и у его детей хранятся его замечательные работы.

Наш отец не растерял свои актерские способности на дорогах войны. Наоборот, когда он с глубоким чувством пел, аккомпанируя себе на гитаре, мы, сыновья, заслушивались. А часто подпевали. Вслед за ним учили стихи, которые он любил читать наизусть. Их учили и знали много. Любимые стихотворения отца брат читал со сцены, уже как профессиональный актер. Они — и в моем репертуаре.

Понятно, что репертуар для конкурса в театральный институт у брата был готов и, как говорится, обкатан заблаговременно в семье. И тут уж вдохновенная вера в призвание сына и прилежное упорство мамы, с которым она ежедневно занималась с Юрой, были решающими.

Справедливости ради нужно сказать, что в свое время еще только начинающий актер Юрий Черницкий сделал свой выбор между театром и кино в пользу первого. И был предан театру до конца жизни. Именно он утвердил меня в моем желании работать в кино.

 

— И все же в нескольких фильмах вы сняли Юрия Михайловича. Как работалось на одной площадке с братом?

— Прекрасно работалось. У меня вообще с этим поколением актеров, с мастерами такого уровня, как Светлана Крючкова, Александр Михайлов, Нина Усатова, Владимир Гостюхин, никогда не бывает проблем. Причисляю к ним и Юрия Михайловича. Это высший профессионализм.

Брат снимался у меня в кинокартинах «В той области небес…» по прозе Бориса Васильева и «Юнкера» по роману Куприна. Это были роли, принципиально отличающиеся одна от другой. В первом случае, как отмечали критики, Юрию Черницкому удалось воплотить образ представителя целого поколения людей конца 80-90-х годов, еще полных сил, но скучающих от жизни, потерявших вкус к ней, энергию и нравственные ориентиры. Брат даже, грустно улыбаясь, говорил после просмотра фильма: «Какой же я мерзкий получился. Дай ты мне положительную роль». И такая возможность представилась.

Он сыграл генерала Анчутина, начальника юнкерского училища в одноименной экранизации романа «Юнкера». Роль получилась, пожалуй, одной из самых заметных в этом моем фильме. Аристократ, потомственный дворянин, белая косточка — и это все в каждом жесте, в манере двигаться и говорить, в том, как он выражает свой гнев и, напротив, одобрение или добрую иронию. Юрий Михайлович придумал свой грим: шрам над бровью и заметную деталь — фамильный перстень с камнем. Это отношение к сложной работе актера в кино, где нужно по-настоящему прожить, а не изобразить, было заразительно для молодежи — студентов актерских факультетов, сыгравших юнкеров. Для них это была школа и пример для подражания. Юрия Михайловича в числе создателей фильма Министерство обороны Российской Федерации наградило медалью «За укрепление боевого содружества». Это высокая награда для актера, сыгравшего офицера: люди военные признали в нем подлинность, признали правду профессии — Родину защищать.

 

— Как в вас уживаются одновременно сценарист, кинорежиссер, актер, писатель, поэт-песенник? Кем вы, прежде всего, себя ощущаете?

— Все названные профессии — смежные, вот и мирно уживаются. Первое мое образование — актерское. Играл на сцене академического театра, снимался в кино. На площадке часто замечал, как не надо работать с актером, оператором, художником. Естественно, появилось желание самому попробовать, так и шагнул в режиссуру. Литературное образование, которое мне дал уникальный московский вуз — Литературный институт имени А. М. Горького, кинорежиссеру просто необходимо. Ведь в основе достойного кинопроизведения должна лежать настоящая литература. Это истина.

 

— Ваши картины духовно-нравственные, они высокогражданственные и патриотичные. Часто обращаетесь к Есенину, Куприну. Вы не снимаете в угоду конъюнктуре какие-либо легкие, разбитные комедии, это ваше правило? Ваши ближайшие планы. Что собираетесь снимать?

— В портфеле нашей московской кинокомпании «ЧЕРОМАФИЛЬМ» много замечательных проектов. Назову несколько, которые, так сказать, лежат на верхней полке. «Белый ковчег. Баллада об Андреевском флаге» — история последнего Морского корпуса, который в Петрограде был фактически закрыт Керенским. Он приказал гардемаринам-выпускникам снять отмененные его указом погоны, и это печальное событие стало для юношей прологом всей трагедии революционных лет. Гражданская война забросила их в Севастополь, где Врангель возродил Морской корпус, который затем был эвакуирован в тунисскую Бизерту и продолжил там свое существование до 1925 года. Так, на чужбине люди сохранили в душе Россию, ее традиции, культуру и воспитали целое поколение замечательных русских людей, которых затем разбросала судьба по всем странам и континентам, и которые таким образом раздали свой талант и труд всему миру. Эти страницы нашей истории еще никогда не освещались в художественном кино.

Другой сценарий, о котором хочу сказать, написан по моей книге «Жила-была любовь под соломенной крышей». Действие происходит перед самой войной и в первые ее годы. Это людской муравейник, который разворошила война: ломаются судьбы, открываются старые раны, но как бы ни была трагична реальность, ничто не может помешать большой и чистой любви тяжелораненого офицера и девчонки, спасающей любимого от всех опасностей и смертей. И счастье улыбнется им обоим.

А еще есть у нас история для детей — музыкальная приключенческая сказка «Император Маленькой страны». Это экранизация знаменитой повести-сказки польского писателя Януша Корчака «Король Матиуш Первый». Как видите, планы большие, интересные и перспективные.

 

— Вы часто приезжали в Астрахань, что для вас значит этот город?

— К сожалению, нечасто. Последний раз был на похоронах брата. Пользуясь случаем, хочу еще раз поблагодарить коллег Юрия Михайловича, коллектив театра, дирекцию, которая в то время его возглавляла, за организацию достойного прощания с народным артистом, которого так любил астраханский зритель. В прежние годы, бывая в вашем городе, которому судьба уготовила занять такое значимое место в истории России, я помногу бродил по вашим улицам, любовался набережной. Больше всего меня поразил ваш кремль, его музеи. Кстати, когда-то меня водил по нему Юрий Михайлович, много рассказывал, погружая в историю времен Ивана Грозного или Стеньки Разина. Видно было, как он любит свой город. Не хотелось бы говорить о грустном сейчас, но… Недавно я заглянул на сайт Астраханского драматического театра, которому мой брат отдал более сорока лет жизни. Умело и пышно оформлен сайт. Достаточно подробно излагается история театра. Названо много имен. И ни слова о единственном в театре народном артисте России Юрии Михайловиче Черницком, который лишь чуть больше года назад ушел из жизни. Что это? Элементарная забывчивость или досадное упущение?

 

— Президентом России этот год объявлен Годом российского кино. Что лично вы ждете от Года кино?

— То, что декларируется такое государственное внимание к кино, которое, как известно, из всех искусств для нас важнейшее, — отрадно, конечно. Отечественное кино ждет спасительных политических решений. Государство должно вернуть себе роль настоящего кинопродюсера. Тогда возродится наша киноиндустрия, появятся равные условия и возможности для всех производителей рекламировать свою продукцию. И она устремится в освобожденный от оккупации американскими фильмами отечественный прокат.

Из той топи, куда наше кино опущено, его скорей нужно поднимать до уровня настоящего искусства, произведениями которого некогда восхищался весь мир. Как только услышал о намерениях объявить наступающий год Годом кино, подумал: ну, значит, будет нормальное финансирование. Ведь даже в годы Великой Отечественной войны наше государство нашло силы делать большое кино, роль которого в достижении победы неоценима.Real Estate in Miamiпаркет для пола

Добавьте «Газета ВОЛГА» в свои избранные источники ⟶

Другие читаемые новости нашего сайта

Новости СМИ2

Новости Медиаметрики



2 Комментарии

  1. Вера Леонидовна

    Игорь Михайлович! Спасибо за замечательные воспоминания и мудрые рассуждения… За надежду, что искусство театра и кино не умерло… За воспитание нормального искреннего патриотизма, особенно мне нравится Ваша книга «Любовь под соломенной крышей», фильм должен получиться запоминающийся!!! А в Астраханском театре, я надеюсь, ещё поклонятся светлой памяти Юрия Михайловича. И создадут страничек его памяти!

  2. Владимир

    ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ! Большое спасибо Вам и за фильм ПРОЩАЛЬНОЕ ЭХО!!! Вы молодцы и патриоты!!! Удачи во всем и крепкого здоровья!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *