Анна Шкуровская: «Струны арфы – это как белые клавиши на рояле»

Анна Шкуровская: «Струны арфы – это как белые клавиши на рояле»

Известная арфистка выступила в Астрахани

Этот инструмент редко увидишь в обычной жизни. Да и в музыкальном мире о нём не так много говорят. И всё же у арфы есть и почитатели, и знаменитости. Ко вторым относится Анна Шкуровская, побеждавшая на одном из самых известных конкурсов арфовой музыки во французском Арле. Недавно она посетила с концертами Астрахань и согласилась на эксклюзивное интервью.

С ангелами под сводами храма

— В Астрахани вы впервые. Почему решили выступить именно здесь?

— Спасибо Фонду астраханского органа. Я слышала про концерты, которые проводит фонд, видела видеозаписи в социальных сетях. Через свою музыкальную семью была знакома с руководителем проекта Натальей Фомичёвой. Наталья Борисовна сказала, что в Астрахани орган никогда не звучал вместе с арфой, и мы решили это исправить.

— И как впечатления?

— Три концерта, и на каждом – очень тёплый приём. Такая искренняя, внимательная публика! Люди походили, задавали вопросы, просили сфотографироваться. Меня это очень тронуло.

— А как сам Римско-католической костёл? Вам понравилось в нём играть?

— Костёлы – это всегда очень красиво, это всегда храмовая акустика. Она очень подходит для арфы: дёргаешь за струну – и звук долго летит. Мы с Натальей Борисовной сидели на балконе. Заметила, что своды собора очень красивые, с ангелочками. Я играла и разглядывала их. Это вдохновляло. У вас действительно впечатляющий костёл. Но, конечно, хотелось бы, чтобы его отреставрировали.

— Какие ещё проекты, в которых вы принимали участие за свою карьеру, вас впечатлили?

— У меня был опыт выступления с известным дирижёром Валерием Гергиевым. Играли в Доме музыки в Москве «Оду на окончание войны». Оркестр состоял из 200-300 человек, и среди них было восемь арфистов. Восемь арф! И у каждой – своя партия! Размах исполнения этого знаменитого сочинения Прокофьева поражал.

— А фондовые записи на «Мосфильме»?

— В студии своя специфика. Сидит оркестр – 85 человек. Все в наушниках. Режиссёр говорит: «Мы записываем такой-то кусочек». У всех в наушниках идёт ритмический отсчёт. В нужный момент все начинают играть. Сначала пытались записать всю музыку целиком. Потом – отдельные кусочки.

Анна Шкуровская: «Струны арфы – это как белые клавиши на рояле»
Фото Максима Коротченко.

Только идеальная координация

— Что вы чувствуете, когда играете на арфе? Может быть, какие-то ассоциации возникают?

— Часто вспоминаются мифы и легенды Древней Греции. А вообще, образы могут быть самыми разными. Зависит от музыки. Есть переложение для арфы произведения Иогана Себастьяна Баха «Токатта и фуга ре-минор». Конечно, здесь сразу ощущаешь неземной баховский космос.

Вообще, арфа – это очень гармоничный, красивый, благодействующий инструмент. Когда я начинаю дома заниматься, все мои домашние говорят: «Как здорово! Такая гармония разливается по дому». Музыку доносится до соседей через два этажа или даже больше. И недовольных нет. Все отмечают: благодаря арфе дети к вечеру успокаиваются.

— Действительно, арфа – очень необычный инструмент. Как вы к нему пришли?

— Это было решено задолго до моего рождения. В семье все профессиональные музыканты, преемственность – в несколько поколений. Моя мама – композитор. И вот, когда она сама была студенткой и училась композиции, ей очень нравилась арфа. Представляете, композиторы занимаются в классе, и вдруг открывается дверь, въезжает красавица-арфа, за инструментом – старейшие педагоги консерватории, и они предлагают написать какое-нибудь сочинение для арфы. Мама так загорелась, что стала брать уроки арфы просто так, для себя. И решила: если когда-нибудь у неё родится дочь, она будет играть на арфе. Так и получилось спустя много лет.

— Где и как вы учились этому искусству?

— В пять лет меня отдали в Московскую среднюю специальную музыкальную школу имени Гнесиных. Окончив в ней одиннадцать классов, я поступила в Российскую академию музыки имени Гнесиных без экзаменов. В общей сложности получается около 20 лет учёбы.

— Так долго! Почему? А на первый взгляд арфа не кажется столь сложной …

— Это обманчивое впечатление. На арфе 47-48 струн плюс внизу семь педалей, которые нужно переключать. Если проводить параллель с роялем, то все белые клавиши на рояле – это мои струны, а чёрные клавиши – педали. Координация должна быть безупречной. Поэтому и учёба такая длительная. Сначала отрабатывается, как правильно подходить к инструменту, с какой стороны. Затем – как правильно сесть, как зафиксировать арфу коленями и как бы положить её на правое плечо. Потом – действия правой, левой руки.

Анна Шкуровская: «Струны арфы – это как белые клавиши на рояле»
Фото Максима Коротченко.

Порвалась струна? Играй!

— Расскажите о практических нюансах. Сколько весит инструмент? Как его перевозите?

— Моя арфа весит 45 килограмм. Я живу на пятом этаже, у меня нет лифта, и я вынуждена нанимать рабочих. Двое мужчин спускают эту арфу, кладут в универсал или минивен на определённую сторону. При этом арфа находится в плотном чехле, предохраняющем от ударов и непогоды. Но без необходимости мы арфу не возим. Если в концертном зале есть своя арфа, я играю на ней, хотя и приходится перестраиваться на новый инструмент.

Если арфу нужно везти очень далеко – за пределы моего родного города Москвы, это может превратиться в настоящую эпопею. Например, в Архангельске арфы не было, и я везла инструмент на поезде. Покупала для него отдельный билет. А в самолёте без специального кофра перевозить нельзя.

— По поводу струн: что делать, если одна из них лопнет прямо во время концерта?

— Очень жизненный вопрос. Действительно, такое случается, и часто. И это непредсказуемый момент – мы не знаем, когда порвётся струна. Это зависит от разных факторов: перепады температур, возраст струн. Ужасно неудобно, когда струна лопается прямо во время исполнения музыки. Но останавливаться нельзя. Доиграть до конца – сродни героическому поступку. Нужно иметь силы и мужество. Как Паганини на одной струне играл.

— Есть стереотип, что на арфе исполняется только старинная музыка. Это правда? Или репертуар может быть гораздо шире?

— Конечно, у арфы есть своя специфика. Например, на ней практически невозможно играть в быстром темпе. Это связано с переключением педалей. Но это не значит, что мы, арфисты, играем только старинную музыку. Играем и романтическую, и инструментальную музыку современных композиторов.

— Кого из пишущих для арфы в наше время посоветуете послушать?

— Аргентинец Альберто Хинастера написал концерт для арфы в трёх частях. Очень современная музыка, много эффектных приёмов. У француза Андре Бернара красивые гармонии. Благозвучная музыка у Карлоса Сальседо. У японца Тору Такэмицу есть трио для арфы, альта и флейты. Очень красивая, восточная и вместе с тем современная музыка.

Анна Шкуровская: «Струны арфы – это как белые клавиши на рояле»
Фото Максима Коротченко.

Раньше слушала Джексона и Цоя

— Где самая активная арфовая жизнь – и в России, и в целом по миру?

— Арфовые фестивали, конкурсы и концерты – частое явление в Москве и Санкт-Петербурге. Но и в регионах, к где арфовая музыка – редкость, к концертам арфовой музыки живой интерес. В Европе тон задают Франция (там даже есть производство арф), Италия, Швейцария, Испания, Англия.

— А арфовая музыка вообще популярна? Бывают ли аншлаги на концертах и фестивалях?

— Арфисты играют и в больших залах, и в малых, и пустых мест нигде нет. Я часто выступаю в католическом соборе на малой Грузинской в Москве. А он вмещает до 1 200 человек. А есть площадки на 350 человек – Рахманиновский зал Московской консерватории. Или читальный зал Библиотеки Боголюбова. Он рассчитан всего на 80 слушателей. В Москве, в усадьбах Царицыно, Коломенское и Кусково проводятся фестивали классической музыки. Я там тоже играю. Слушателей всегда много.

— Характеризует ли человека то, что он слушает? Что сами слушаете?

— Считаю, по музыке составить психологический портрет человека. Сейчас по роду деятельности я слушаю классику – много арфовой музыки, симфоническую, поскольку мой муж – дирижёр русского народного оркестра. Но в юношеском возрасте я очень любила Майкла Джексона, Марайю Кэри, Уитни Хьюстон, «The Beatles», «Queen», Виктора Цоя.

— Как считаете, что даёт классическая музыка человеку? Почему её нужно слушать, находить время?

— Классическая музыка – это искусство, это культура, которая необходима каждому. Просто не все об этом задумываются. Она необходима для жизни, для общего развития. Человек, прикоснувшийся к классике ещё в детстве, по-другому воспринимает мир, чувствует.

Справка

Анна Шкуровская родилась в 1980 году в Москве. Заниматься музыкой начала в пять лет.  Лауреат Российского юношеского конкурса арфистов (Москва, 1996), Международного конкурса камерных ансамблей (Арль, Франция, 2001). Постоянный участник международных музыкальных фестивалей. В профессиональном активе – участие в Пасхальном фестивале в составе оркестра Мира под управлением Валерия Гергиева, съемка в программе «Оркестровая яма» на телеканале «Культура».

Поделиться новостью

Новости СМИ2

Новости Медиаметрики



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Комментарии читателей сайта размещаются после модерации. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если сообщения содержат ненормативную лексику, оскорбления, призывы к насилию, являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.