Александр Беляев: «Театр каждый день другой»

Александр Беляев: «Театр каждый день другой» Фото Сергея Иванова 

Как в Астрахани появилась современная драматургия

На сцене общедоступного театра «Периферия» регулярно идут спектакли по пьесам современных российских драматургов. И это в новинку для культурной жизни Астрахани.

О том, как все это пришло к нам, рассказал создатель и руководитель коллектива Александр Беляев.

— Говоря про создание театра «Периферия», вы всегда подчеркиваете: никакой идеи не было, все само сложилось.

— Правда, не было никакой идеи. Было желание заниматься тем, что интересно. Пять лет назад для меня не было такого понятия, как современная российская драматургия. А еще я считал, что женщина и драматург — это несовместимо. Сейчас мой любимый современный драматург — Ирина Васьковская.

— Из чего же вырос этот интерес?

— С семейной традиции читать вслух. Обычно это происходит по вечерам — на даче. Мы — заядлые дачники, полгода живем на даче. А читает пьесы лучше всех моя жена Лида. И как-то нам попалась пьеса «Марьино поле» Олега Богаева. Она произвела колоссальное впечатление. Лида стала убеждать: «Давай это поставим». Мы пошли к руководству Астраханского драматического театра, где работаем актерами. Нам сказали: «А кому это нужно?» Но Лида не унималась и в итоге своего добилась — мы поставили «Марьино поле». Сами. Это была первая постановка «Периферии».

— А что было дальше?

— Стали ездить по фестивалям с этой пьесой. Получили достойные оценки и отзывы, познакомились с множеством людей. И я открыл для себя совершенно другой мир театра, который, к моему стыду, несся мимо меня.

— Как вы подбираете материал для постановок?

— Приведу пример. По дороге из Екатеринбурга в Астрахань Лида, чтобы нам не было скучно, читала сборник современной драматургии, который нам подарили. Из него мы выудили пьесу Ярославы Пулинович, которая впоследствии преобразовалась в спектакль «Наташина мечта». Стали появляться еще и еще пьесы, которые очень хотелось сделать. Современная драматургия поднимает огромные проблемы: одиночество людей, безразличие друг к другу и так далее.

— Какой у вас зритель?

— Мне очень нравится то, что у нас нет какого-то определенного зрителя — ни по возрасту, ни по образованию, ни по социальному положению. Запомнился один случай. Подходит немолодая пара покупать билеты. Вдруг мужчина строго посмотрел на девчонок, которые стоят рядом и уже купили билеты. А те — с синими волосами и синими губами. Я подумал о мужчине: вот же сноб, не любит неформатную молодежь. И вдруг девчонки ему: «Здравствуйте!» А он: «Вы уроки-то сделали? В театр они, видишь ли, пошли!» Оказалось, это педагог и его ученицы. И пришли на один и тот же спектакль!

— Как считаете, ваш театр изменил культурную жизнь города?

— Не знаю. И, откровенно говоря, никогда не задумывался об этом. Для меня театр — не храм запредельный, в который нельзя обутым входить. Театр — это абсолютно живое явление, он каждый день другой. И в этом, наверное, его самое большое отличие от кино. Кино отснято — и отснято. А спектакль играешь в эту конкретную минуту. А назавтра выходишь на сцену с уже другим настроем, другими чувствами. И именно этим он мне интересен.

Поделиться новостью

Новости СМИ2

Новости Медиаметрики



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Комментарии читателей сайта размещаются после модерации. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если сообщения содержат ненормативную лексику, оскорбления, призывы к насилию, являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.