75 лет Победы. Помним и гордимся

75 лет Победы. Помним и гордимся

Ее дорога жизни

В нашей стране не надо объяснять значение слова «блокадник». Даже если человек находился в «окольцованном» Ленинграде всего несколько месяцев, его все называют блокадником — слишком уж пронзительными и шокирующими были события в осажденном городе.

Этих людей судьба разбросала по всей стране. Некоторых из них жизненный путь привел в Астраханскую область.

В эвакуацию поехала одна

В преддверии 76-й годовщины снятия блокады воспитанники Центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей «Ручеек», и сотрудники районного комплексного центра соцобслуживания населения зашли в один из обычных домов села Икряное. Но зашли к необычному человеку.

90-летняя жительница райцентра Анна Алексеева — блокадница. И она до сих пор помнит во всех подробностях то время.

«Родилась я в селе Кайрово Ленинградской области в 1929 году, — говорит Анна Александровна. — Когда в 41-м фашисты на севере страны стали стремительно продвигаться вперед, моя семья, как и все сельчане, отправилась в Ленинград. Думали, в городе поживем пару-другую месяцев, а там будет полегче. Но вышло иначе…»

11-летняя девочка стала свидетелем смерти большинства родных, в том числе и 8-летней сестренки. В 1942 году Анну вместе с матерью вывезли по «Дороге жизни» через Ладожское озеро на Большую землю, а дальше эвакуировали в глубокий тыл на Урал. И тут девчушку ждало еще одно потрясение: на одной из железнодорожных стоянок умерла мама — прямо на руках у Анны. Так что значительную часть пути по «железке» она проехала одна, в окружении незнакомых людей.

Суровые края

Покур — село Тюменской области, расположенное на притоке Оби. Перед войной здесь проживало мало народа, но затем численность населения стала быстро расти: сначала за счет репрессированных, а с 1942-го — эвакуированных из Ленинграда.

Село жило охотой и рыболовством, и Анну сперва пристроили в рыболовную артель. Но какой работник из изможденной девочки-подростка? По счастью, ее вскоре взяла к себе фельдшер, приставив нянькой к своим двум маленьким детям. У доброй женщины, по признанию Анны Александровны, она отъелась, окрепла. И в 13 лет стала работать на местном рыбоучастке, а потом на лесозаготовках.

В 1946 году Анну и ее сверстниц отправили в Локосово, чтобы получить специальность кормоприемщика. Окончив курсы, Анна осталась работать в этом селе, где и встретила Василия Алексеева родом из Икряного. Поженившись, они переехали в Сургут.

Судьба, увы, была не милостива к девушке — рано умер Василий, оставив жену с тремя детьми. Но Анна не сломалась, а в 1959 году устроилась на работу в консервный цех рыбокомбината. И проработала на предприятии 28 лет.

«Живу за всех»

В Икряное Алексеевы приезжали часто — как-никак, а родственников у Василия здесь было предостаточно. Семья даже пыталась обосноваться в селе, но привычка тянула назад, в суровые края. И лишь когда Анна Александровна потеряла двоих сыновей и дочь, внуки уговорили переехать в волжский край.

Но и в свои почтенные годы она обузой никому быть не хочет и потому ведет хозяйство самостоятельно. Разве что соцработник Оксана Дмитриева помогает с домашней уборкой и закупками в магазине, да еще сопровождает в больницу.

О блокаде Анна Алексеевна рассказывает нечасто. Разве что молодому поколению — чтобы юные понимали, насколько страшна война. И ребята из «Ручейка», пришедшие к пенсионерке, внимали ее рассказу с величайшим вниманием.

«Вы, как никто, умеете ценить мирную жизнь и чистое небо над головой, — сказала Анне Александровне заведующая отделением социального обслуживания на дому граждан пожилого возраста и инвалидов Надежда Кириенкова. — Поэтому от всей души мы желаем вам крепкого здоровья и счастья, а вашим внукам и правнукам — наследовать все ваши лучшие качества».

Поделиться новостью

Новости СМИ2

Новости Медиаметрики



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Комментарии читателей сайта размещаются после модерации. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если сообщения содержат ненормативную лексику, оскорбления, призывы к насилию, являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.