В Астрахани покажут современную трактовку оперы «Моцарт и Сальери»

Моцарт сменит исторический наряд на модный брючный костюм

Моцарт сменит исторический наряд на модный брючный костюм

25-26 ноября на Малой сцене Астраханского театра оперы и балета состоится премьера оперы Н. Римского-Корсакова «Моцарт и Сальери». Это своего рода эксперимент для театра, впервые за всю более чем 20-летнюю историю театра режиссером-постановщиком выступила студентка ГИТИСа (РАТИ) Надежда Бахшиева.

Надежда — коренная астраханка, она родилась и выросла в Астрахани. С ней накануне премьеры состоялось интервью.

Не так часто встретишь режиссера-женщину, а уж режиссера оперных постановок еще реже. Почему выбрали эту профессию?

То, что я буду оперным режиссером, для себя решила еще в 3 классе. В свое время в нашем музыкальном театре московский режиссер Михаил Панджавидзе ставил оперу «Паяцы». По его замыслу, в опере был детский хор, я в числе немногих воспитанников детской школы искусств № 11 попала в него, там еще были учащиеся школы искусств № 3. На сцене музыкального впервые воочию увидела работу режиссера, она меня просто потрясла и заворожила. В моем детском восприятии для меня он был повелителем мира, не меньше…

После школы поехала поступать в Петербургский университет культуры и искусств на режиссерское отделение шоу-программ театрализованного действа. Отучившись два года, поняла, что мне все-таки ближе и интересней театр, и решила ехать в Москву в ГИТИС на режиссерский факультет (отделение музыкального театра), которое окончил Михаил Панджавидзе. Конкурс был большой, практически все абитуриенты имели определенный опыт, за плечами среднее специальное музыкальное образование, а я только музыкальную школу и два курса вуза. Но питерская школа не прошла даром, я поступила, выдержав четыре тура и собеседование. Родители, конечно, были против моих метаний, если бы не поступила на бюджет, платить 300 тысяч за обучение они не смогли бы.

Ваши родители не профессиональные музыканты, более того, у них обычные профессии. А кто привил вам любовь к музыке?

Да, профессии моих родителей самые обыкновенные, по образованию они оба педагоги, в настоящее время мама — Любовь Алексеевна – работник отдела кадров, папа — Малик Алиевич – адвокат. Но они, в свое время, окончили музыкальную школу, оба хорошо поют. Двое моих старших братьев тоже учились в детской школе искусств № 11 на Даргомыжской. Благодаря им я и попала в школу искусств, они часто брали меня с собой на занятия. И чтобы я не мешала им заниматься, педагог Татьяна Ивановна Горшенина давала мне листок и карандаши. Они играли произведения Моцарта, Баха, я рисовала и интонировала себе под нос, педагог заметил, что я правильно напеваю все сложные пассажи. Обратившись к маме, она порекомендовала меня отдать заниматься музыкой, отметив при этом, что у меня абсолютный слух. Мама сначала не хотела отдавать меня, так как мне было всего пять лет, но потом согласилась. Я, как и братья, пошла заниматься на фортепиано, потом освоила гитару. В старших классах перешла в детскую музыкальную школу № 1 в кремле, там и запела, у нас был обязательный предмет – хоровое пение. Мурлыкала себе в удовольствие, голос был негромкий, хормейстеру понравилось мое пение, она стала давать мне сольные партии. Позже после небольшой мутации у меня голос зазвучал громко. Вот теперь пою и исполняю даже джазовые композиции.

У кого вы учитесь в Москве, кто педагог?

Я поступила в мастерскую заслуженного деятеля искусств РФ, художественного руководителя Московского детского музыкального театра имени Н. Сац. Георгия Исаакяна. На курсе нас шесть человек, все из разных регионов. Георгий Георгиевич мне нравится как педагог, у него замечательная система преподавания, доверяет тебе, и ты чувствуешь свободу творчества. После премьеры повезу ему записи спектакля, готовлюсь к разборам полетов. Сегодня мне это необходимо, ведь впереди у меня дипломная работа.

Вы комфортно себя чувствуете в Астраханском театре оперы и балета?

Конечно, труппа чудесная: и артисты, и дирижер, и концертмейстеры. Атмосфера доброжелательная. Артисты понимают все с полуслова, в творческом процессе неважно, сколько тебе лет — все возрастные границы стираются.

Я целиком и полностью чувствую себя на своем месте. Мне интересно выдавать продукт интеллектуальный деятельности, интересно показывать других людей, находить какие-то ключи, помогать раскрывать их натуру.

Мне повезло, что рядом со мной удивительный художник, партнер, москвичка — Василиса Кутузова – студентка ГИТИСа факультета «Сценография». Она такая же, как и я, мы с ней на одной волне. Собираемся и дальше вместе работать над дипломной работой.

Как режиссер чем будете удивлять зрителей? Есть ли у вас свое прочтение пушкинской трагедии, не появится ли Моцарт в джинсах?

В джинсах он не будет появляться, но и исторических костюмов, париков тоже не будет, будут модные современные черные костюмы. Я думаю, после спектакля один такой взять с собой в Москву. В основном спектакль «Моцарт и Сальери» идет на сцене театров в париках, камзолах 300-летней давности, я же отошла от этих канонов и приблизила драматическую историю к нашему времени. Во-первых, тема уж больно актуальна: и сегодня такое может произойти с нами, во-вторых, люди должны выглядеть так, как и мы с вами. Это особенно важно для молодежи.

Также я ввела хор на сцену, солисты хора не будут петь «Реквием» за занавесом. Согласно закону режиссуры, если персонаж появился один раз, то он должен еще где-то обозначиться. У меня в спектакле хор проходит красной линией. Всех секретов не буду раскрывать, но самое главное — концовка: в оригинале открытый финал, у меня — более конкретный. Какой? Увидите.

Добавьте Газета «ВОЛГА» в свои избранные источники ⟶

Другие читаемые новости нашего сайта

Новости СМИ2

Новости Медиаметрики



Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *