В Астрахани продукты питания и мебель изготавливают заключенные

Продукцию даже оценили на международном уровне

Покупая колбасу, пельмени, лодку или даже детскую мебель, вы можете даже не догадываться, что она сделана руками заключенных. Какое качество у товаров, изготовленных зеками, разбирался наш корреспондент.
Зачем зеку работать
Новость о том, что в астраханской колонии запускают производство колбасы и сосисок, вызвала неоднозначную реакцию у читателей нашей газеты. «Я бы поостереглась покупать такую колбасу. Да ее же будут делать больные туберкулезом зеки из мяса своих сокамерников, да еще и грязными руками», — примерно так выглядел каждый второй комментарий к этой новости.
«В этом году мы приняли участие в международной выставке «ИНТЕРПОЛИТЕХ -2017», заключены договоры на 19,6 миллионов рублей», — говорит  начальник производственного отдела УФСИН России по Астраханской области Арсен Саркисов.
В Астраханской области пять исправительных учреждений. Одно — лечебное, там содержатся люди, больные туберкулезом, а также те, кто вылечился и проходит реабилитацию. Еще две колонии — общего режима, две — строгого.
Самые трудолюбивые, как ни странно, — заключенные, которые находятся на строгом режиме. Причин несколько. Во-первых, зекам, которым предстоит сидеть по 10-15 лет, банально скучно бездельничать. Поэтому они предпочитают работать — за делом быстрее тянутся долгие годы за решеткой, к тому же примерный труд — предпосылка к досрочному освобождению. Вторая причина — желание иметь деньги на личные нужды. Конечно, в тюрьме накормят и напоят, но когда твой сосед по камере в день зарплаты приносит из тюремного магазина полные пакеты продуктов, это лучшая мотивация и самому пойти работать. Говорят, что по «воровским понятиям» работать унизительно. Однако в колониях все меньше заключенных придерживается этого правила, ведь, работая в цеху, можно получать до 40 тысяч рублей.
«На некоторые производства, где много работы и хорошие зарплаты, у нас очередь, особенно на деревообрабатывающем участке», — говорит Арсен Саркисов.
Для себя и для других
Что касается пищевой продукции, то изначально выращивать овощи и разводить скот начали для обеспечения нужд самих заключенных. Потом продукцией стали обеспечивать столовые для работников.
«Сотрудники колонии видят, как это все выращивается, и уверены в качестве, поэтому они тоже захотели есть пищевую продукцию, которая производится заключенными», — говорит Арсен Саркисов.
То же самое и с производственными цехами, где лепят пельмени и изготавливают колбасу. Сначала их создали, чтобы удовлетворить внутренние нужды колоний, потом стали кормить сотрудников. А потом, когда оказалось, что продукция всем очень нравится, решили продавать ее.
«Во время запуска колбасного цеха мы возили образцы гражданским производителям, чтобы они высказали свое экспертное мнение», — говорит начальник производственного отдела. Гражданским производителям колбаса не очень понравилась. Они сказали, что в ней слишком много мяса и что в нее не мешало бы добавить побольше пищевых добавок. Это можно назвать, пожалуй, лучшим комплиментом для продукции из колоний.
Что касается санитарных норм, то в УФСИН говорят, что участок пищевого производства контролируется ежечасно. «Так как на производствах работают заключенные, мы контролируем каждый их шаг. Вплоть до того, что перед каждым подходом к продуктам заключенный должен в присутствии сотрудника колонии помыть руки с мылом», — говорит Арсен Саркисов.
Из уголовника в трудоголика
У производственного отдела УФСИН планов громадье — основная часть прибыли идет на развитие производств и открытие новых. Главная цель — трудотерапия. Это лучший способ перевоспитать человека, говорят в УФСИН, приучить его к труду.
Арсен Саркисов рассказал, что недавно к нему на улице подошел суровый мужчина в татуировках. Оказалось, что он отбывал срок в одной из астраханских колоний, где его научили столярничать. Мужчина, освободившись, решил, что работать лучше, чем совершать преступления — вместе с другом открыл свой столярный цех. Заказов так много, что со всеми не успевают справиться и часть клиентов отправляют в колонию, где раньше сидел хозяин цеха. В благодарность за то, что колония подарила человеку возможность начать новую жизнь.
«Покупая нашу продукцию, не бойтесь, что она будет плохого качества. Вот взять швейный цех, у нас люди по 10-15 лет проводят за швейной машинкой. Таких профи вы на воле днем с огнем не сыщите», — говорят в УФСИН.
На свободу с профессией
В УФСИН рассказали, что ежегодно колонию покидают 1 100 человек, получивших различные профессии и трудовые навыки.
Очень часто можно услышать, как люди недовольны тем, что заключенных содержат за счет государства. В колониях тоже не хотят жить за счет налогоплательщиков. Уже сейчас заключенные на 50% обеспечивают сами себя. В ближайшее время этот показатель хотят довести до 75%. В прошлом году труд заключенных принес 130 млн, из них чистой прибыли 10 млн. Можно было бы и больше, но в колониях не гонятся за прибылью, наценку на продукцию ставят минимальную — 5-10%, так как главная цель не доходы, а трудовое перевоспитание заключенных. Вырученные средства будут пущены на модернизацию оборудования, открытие новых цехов. Так, в следующем году в колониях хотят начать производить подсолнечное масло и крупы.
Недавно к Арсену Саркисову обратился заключенный, которому скоро освобождаться. Мужчина выразил обеспокоенность тем, что на свободе он не сможет найти работу, а тут в колонии у него понятная, налаженная жизнь и стабильная зарплата.
«Можно мне остаться в колонии?» — спросил мужчина. Сотрудники экономического отдела призадумались, как помочь заключенному, ведь на воле его действительно ждут трудности, а в колонии отбывших срок оставить ну никак нельзя. И предложили ему после освобождения открыть свое небольшое дело — на зоне мужчина научился отлично шить.
«Когда мы ему сказали, что он может открыть точку по ремонту и пошиву одежды, у него сразу поднялось настроение, появился смысл жизни, планы на будущее», — говорят в экономическом отделе.

Что производят в колониях
В колонии № 7 для больных туберкулезом к работам привлечены только вылечившиеся заключенные. Они производят керамзито-бетонные блоки, веники, на деревообрабатывающем участке изготавливают беседки, домики. Здесь также работают швейный, сувенирный участки, производство пластиковых окон.
Колонии общего режима 8 и 10. Здесь большой швейный цех, дерево и металлообработка, инкубатор, цеха по производству пельменей и котлет.
Колонии строгого режима 2 и 6. Швейный и деревообрабатывающий участок, участок инновационной металлообработки и даже типография.  



5 Комментарии

  1. Лана

    а у колоний есть соответствующие лицензии и сертификаты на производство и реализацию производимой продукции? Как магазины принимают товар без сертификатов?

    1. Ольга ЛазареваОльга Лазарева (Автор записи)

      Все документы имеются. Кроме того, на производствах работают только люди с соответствующим образованием. Так на пищевых производствах это технологи.

      1. Полина

        Ну нужно помнить, что даже если есть у них образование! За, что они там седят?!Не за прогулку же не в том месте?! Или за убийство, или за особо тяжкое преступление… Как можно с таких рук есть, что то???
        Может это слишком, но иначе никак!!!

        1. Ольга ЛазареваОльга Лазарева (Автор записи)

          Люди, выйдя их тюрьмы так же живут среди нас, работают, ходят по одним с нами улицам.

  2. Яна

    «…работая в цеху, можно получать до 40 тысяч рублей…» почему же у нас работая в цеху можно получить максимум 20-25тыс. а у них 40? Я начальник отдела работаю на заводе и то меньше получаю.
    и еще колбаса натуральная соответственно дорогая (т.к. нет химии). Т.е. себестоимость продукта высовая (все это же в нее заложено). Кто же такой дорогой продукт у них покупает?
    Прочитав эту статью многие захотят в тюрьму…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *