Как астраханским родителям уберечь детей от «Синего кита» и других смертельно опасных игр

Родители учатся понимать своих детей

pixabay.com

С началом весны участились случаи ухода детей из дома. Напуганные родители приписали это влиянию опасной игры «Синий кит» и сами пошли в глобальную Сеть «искоренять зло».

Виновата весна

На протяжении февраля и марта правоохранительные органы сообщали о пропавших детях, которые, к счастью, находились. 14 марта из дома ушла 12-летняя школьница, а 17 марта — ее сверстник. В обоих случаях причиной ухода стала ссора с родителями из-за учебы. А в последних числах марта волонтеры, занимающиеся поиском людей, сообщили, что за одни сутки дом покинули сразу пять подростков. Всех их вернули домой, но многие астраханцы были напуганы — уж не связано ли это с игрой «Синий кит» и не случилось ли чего с детьми.

Как рассказал руководитель движения «АстраПоиск» Дмитрий Масловский, одна из причин весеннего всплеска уходов из дома — сезонный фактор. «Это потепление, каникулы, школьные собрания. Иногда родители не знают, как учатся дети, поэтому после родительских собраний дома происходят конфликты, — говорит Дмитрий Масловский. — Кроме этого, ситуацию подогревают соцсети и СМИ, в которых муссируются игры, например, «Пропади на сутки».

«В бой идут матеря»

Тем временем обеспокоенные матери сами пошли в Сеть в поисках подростков, играющих в опасные игры. «От подруги я узнала, что ее 16-летний сын играет в игру «Синий кит» и хотел порезать вены. В социальной сети нашла эту группу, а в комментариях увидела 15-летнего украинца Дениса, стала с ним общаться, — рассказала астраханка, мать двоих детей. — В это время он уже был на десятом уровне из 50 и получил задание порезать вены». Парень рассказал женщине, что родители пьют. На вопрос, знают ли они, чем занимается сын, Денис ответил: им все равно. По ее словам, с подростком они до сих пор общаются в интернете, она всячески пытается убедить его покинуть группу.

А вот с 15-летней москвичкой общение не задалось. «Познакомились мы в этой же группе 5 марта. На уговоры покинуть ее девочка не поддается, — рассказывает добровольный психолог. — Говорит, что играющих много, что взрослые орут на детей и не понимают их».

Сложная судьба

О 16-летнем подростке из Москвы астраханка Ольга Дорофеева узнала благодаря подруге в конце февраля. «Мы стали общаться в социальной сети. На его странице были хэштеги из группы «Синий кит», фото с синяками, — говорит женщина. — В процессе общения выяснилось, что у него заболевание: он с детства ощущает себя девочкой. Из-за этого у него не складывались отношения со сверстниками, которые его били, а учителя закрывали на это глаза». Ольга говорит, что жил он сам по себе — мать его содержала, но участия в его жизни не принимала.

«Мы стали с ним общаться, обсуждать фотографии и музыку. За время общения он дважды собирался покончить с собой, — рассказывает астраханка. — Я пыталась ему внушить, что, несмотря на все, он личность, что он нужен». Теперь, рассказывает женщина, подросток на домашнем обучении, уверяет, что у него все получится, и мыслей о суициде у него нет. «Он изменил и мое мировоззрение, — рассказывает Ольга. — Раньше я отрицательно относилась к трансгендерам, а теперь понимаю, что он не виноват».

Детские шалости

«4 апреля моей 12-летней дочери позвонили с неизвестного номера, и кто-то голосом, похожим на мужской, представился куратором и предложил поиграть в «Синего кита». Якобы будет 50 заданий, а в конце необходимо спрыгнуть с крыши», — рассказывает астраханец Алексей Александров. Испуганные родители забили тревогу, несколько раз пытались дозвониться по неизвестному номеру. «Благодаря родителям одноклассников выяснилось, что подобными звонками развлекается пятиклассница из неблагополучной семьи», — говорит Алексей.

Ольга Кобыляцкая

Реплика

Мы были такими же

Узнав о течении руферов — это такие сумасшедшие, которые любят лазить на крыши и мосты, — я поняла, что в детстве была руфером.

Слова такого тогда не было, но лазила я в такие места, что самой страшно теперь представить.

А еще помню, как наш маленький городок потрясла трагедия: кучка ребят «развлекалась», перебегая рельсы перед самым поездом. Один — восьмилетний мальчишка — не успел. Погиб. Я вспомнила этот случай, когда стали писать об опасной игре современных подростков «Беги или умри». И подумала: ведь это то же самое!

Из дома я, правда, не убегала, но моя мама, работавшая воспитателем в интернате, регулярно разъезжала по области, разыскивая беглых воспитанников. Мы были такими же, как сегодняшние подростки: безбашенными, бесстрашными, искателями приключений на свою пятую точку. Только у нас не было интернета. А опыт мамы дочери, еще недавно подростка, убедил: они не так сильно отличаются от нас прежних. Но больше нуждаются в нашей любви и внимании. Потому что окружающий мир стал агрессивнее. Потому что школа и пионерия — больше не «няньки» для наших детей. И потому что есть интернет — мир без границ, который невозможно проконтролировать, но от которого невозможно уйти.

Вероника Иошко

Loading...

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *