«Чтобы не осталась в забвении Память о погибших»: астраханка вспоминает войну

Тамара Тарасова встретила Великую Отечественную войну дошкольницей

Тамара Тарасова встретила Великую Отечественную войну дошкольницейфото Победа30.ру

Астраханская область солидарно со всей Россией ежегодно готовится достойно отметить День Великой Победы. В рамках подготовительных мероприятий обновляются скверы и парки, реставрируются памятные мемориалы защитникам родины, проходят репетиции военного парада и праздничных мероприятий.

Но важно то, что вспоминаем о подвиге российского народа мы не только в преддверии 9 мая — работа ведётся на протяжении всего года и многих лет. Так, ежедневно в администрацию губернатора Астраханской области поступают обращения земляков с рассказами о подвиге предков и различными просьбами об оказании помощи ветеранам, о необходимости приведения в порядок памятников погибшим героям и могил солдат, об увековечивании новых имен в Книге памяти.

Сегодня хотелось бы рассказать о Тарасовой Тамаре Александровне, жительнице города Астрахани, обратившейся с предложениями по проведению Дня Памяти и Скорби 22 июня 2016 года.

«Важно, чтобы не осталась в забвении Память о погибших в первые дни и месяцы войны. Ведь Победа — действительно знаковое событие, благодаря живым ветеранам и всем погибшим в этой войне, которые своими жизнями выложили дорогу к Победе. Среди них мой отец Львов Александр Владимирович», — говорит Тамара Александровна.

О событиях прошлого, настоящем и, конечно, о родных мы поговорили с Тамарой Александровной. Предлагаем ознакомиться с интервью.

фото Победа30.ру

фото Победа30.ру

— Какие воспоминания остались о родных?

— Когда меня спрашивают: ну а ты вот папу как помнишь? — я говорю: помню руки, он подбрасывал меня, и ловил, и прижимал к себе. Это чувство неповторимо. И незабываемо. Оно навсегда.

— Вы пошли в школу, начали учиться…

— В школу я пошла в Германии в первый класс. Берлин отстраивался, для восстановления советской зоны нужны люди, мама была хорошим специалистом.

Экономист, бухгалтер, кассир, счетовод — она всё могла. И поэтому её взяли, а так как я была сильней истощена, чем брат, то поехала туда с ней, а его оставили со старшим маминым братом — на Волжской.

Знаете, из-за событий на Украине сегодня те самые ощущения возвращаются. Когда мы приехали туда и были при военной части (при двенадцатой танковой дивизии), нашу армию называли оккупационными войсками.

А я думаю: как это так оккупационные? Мы никого не завоёвывали, никогда никаких военных планов. Почему мы стали оккупационными? А потому что был подписан мир на таких вот условиях, и пока не восстановится та власть, которая там должна быть… Дальше понимаете…

— А вы помните своих учителей?

— В Германии нет. Нас было мало, мы жили в Гюстрове, а учились в Берлине. Увозили нас, 30 человек, туда. Муж и жена: жена — завуч, муж — директор, они вдвоём с нами управлялись. Жили там в течение недели.

— Это школа-интернат?

— Да, школа-интернат. Я только помню, что они очень добрые были, а вот на лицо, как звать, я это не помню совершенно. Ещё ситуация такая получилась, что мама поехала навестить брата, туда, в Советский Союз, а я была в интернате, и она задержалась на два месяца, даже больше, и я там плакала-рыдала, должны советских детей советские люди брать, родители в первую очередь. В это время в интернате начался карантин. Почему говорю, их не помню, потому что меня уже стали из семьи в семью перевозить, и я оказалась в одной семье генерала — каким-то чудом просто.

— Вы помните солдат, партизан? При каких обстоятельствах?

фото Победа30.ру

фото Победа30.ру

— Солдат я не могла не помнить, потому что каждый день была с ними в красном уголке. Конечно, меня надо было лечить, там среди солдат оказалось много «травников», они так быстро поставили на ноги, что 9 мая 1946 года я уже танцевала и басни рассказывала, поздравляла двенадцатую танковую дивизию. Думаю, какое же это было приятное чувство, что советская девочка (я тогда единственная была советская из Гюстрова) поздравляла в этой части солдат, но они меня, конечно, немножко подготовили и танцевать, и говорить, это было интересно. Если вы спрашиваете, а помню я, а как же не помню, когда читала басню про волка и лисицу, а они в это время рисовали Гитлера, натягивали всякие маски. Знаете басню Крылова эту: «Серый волк в густом лесу встретил хитрую лису»… И вот они подумали, настолько к этой теме подходит Гитлер, под волка.

— Писали письма на фронт?

— Папа писал с фронта.

— О чём писал?

— Папа такой патриот, герой. Я эти письма отдала в музей Рыбвтуза, но они их ликвидировали, но …

— Ликвидировали?

— Ликвидировали. Потому что им нужна была память только о живых ветеранах, и они ликвидировали все заметки о геройских подвигах. В 1967 году открылся музей боевой славы в Рыбвтузе, а я в это время училась там, активистка всегда была, всё принесла, разложила на стендах, всё шикарно было. А они переделали музей боевой славы в музей трудовой славы. Мы, говорит, не знали этих погибших, но у них есть витражи (тогда это было 36 погибших преподавателей и студентов), но ни одного из них они не внесли в книгу памяти. Ни одного. В 1995 году они в первую очередь себя внесли в памятное издание «Назовём поимённо». Почему не внесли те 36 человек, я не знаю. То, что мой отец в списке, это уже заслуга Александра Александровича Жилкина.

— За весь этот военный период какое самое радостное событие?

— Самое радостное… ой… самое радостное событие, когда еда появлялась дома, когда приходили к нам в дом с фронта, они приходили и рассказывали-рассказывали. Понимаете, идёт война, это я сейчас могу сказать: вот война — а они радостно рассказывают, просто радостную весть несут, что у нас такой хороший отец, вот он так шутил, он такой хороший, ротный — они его так звали. Начинал он командиром взвода, потом стал ротным. Вот так мы слушали, «в рот заглядывали» каждому из них, потому что это запоминалось. Когда началась война, я не могу описать свои чувства, и само событие, а здесь уже, когда три, четыре, пять лет, тут уже…

— Какое самое страшное?

— Когда приходили извещения о гибели родственников, кто-то умирал из родных. И самое страшное, что обокрали нас. Вынесли всё, никого и ничего не пожалели. Это самое страшное.

Нас, детей, знали, по наводке кто-то, маму называли по имени-отчеству, не постеснялись. Они долго всё выносили на наших глазах, и детскую, и взрослую одежду всю вынесли, и папину одежду; мама сохранила, если папа вернётся. Мы ждали папу.

— Помните ли бомбёжки?

— Я бомбёжки как таковые не помню, но сбрасывали зажигательные бомбы, а наши жители домов все входили в команду, которую оберегали, и поэтому мы боялись выходить. Нас предупреждали: где-то может быть невзорвавшаяся бомба, ещё что-то. Самое главное, что в то время — конец войны, после войны — очень распространённое было такое явление: фашисты были везде, «перенаряженных» фашистов было тоже много, идут дети кучкой, гурьбой, впереди взрослые, кидают какую-нибудь коробочку красивую, мы берём, а она может взорваться в руках детей, может яд выпустить. Это мы потом узнали. Я лично не попала в эту ситуацию, а другие дети попадали. Война — страшная вещь, не дай Бог.

— Вы сказали, что в Германии началась ваша учёба. А сколько вы там пробыли, какой период?

— Мы приехали в марте 1946 года, до 1947 года, вот ровно год. Я закончила первый класс, мы приехали сюда, и я уже пошла во второй класс.

— А как закончилась война, вы помните?

— Нет, я не могу сказать, как она закончилась, но везде были приёмники. Помню, что все бежали, а что происходит непонятно. Потом, когда уже по громкоговорителю сказали — тогда мы ревели все, и дети собрались во дворе.

Я поэтому всех и собрала пенсионеров, старых жителей двора на шестидесятилетие Победы и написала книгу, выверку всех документов сделала, кто где воевал, когда, я всё сама узнала и написала книжку. Нас всего трое детей войны осталось, остальные пришли живыми: 24 семьи, воевало 17 человек. Когда они книгу прочитали, то попросили ещё дополнительное издание, все родственники раскупали, потому что я описала такие события, о которых они при живых отцах никогда не спрашивали: папа, а как там было? а что там было? А мне было интересно всё. В общем, были благодарны, что издание появилось на свет, что мы собрались.

— Она у вас есть, сохранилась?

— У меня только последний экземпляр, люди брали почитать, и никто не возвращал, я уже делала дополнительное издание, но для меня это сейчас дорого. Да, сохранились по одному экземпляру, и первый, и второй. Кстати, эти книги находят дальнейшее распространение. Первая книга называется «Прошлое рядом и дети войны», а вторая (эта нам посвящена, детям войны, а вторая книга — нашим учителям) — «Письма, опалённые войной»: 36 писем с фронта сохранила моя классная руководительница, необычные письма — патриотические, лирические. По этим материалам многие выпускали свои резюме или просто отклики. Дети довольны, когда читают письма с фронта.

— Продуктовые карточки помните?

— А то! Как я не помню, когда муж после войны, опять-таки ни хлеба, ничего, и эти карточки. Я стала начпродом нашей семьи, меня так и звали. В четырёх магазинах считались, потому что выдавали определённое количество, это было мало, я успевала по всем четырём магазинам пробежаться и считаться, причём пересчёты часто были, но мне помогала моя крёстная мать, потому что мы договаривались. Вот так мы хлеб покупали. Так что и карточки помним, и эти очереди помним. Это было страшно.

Лекарства тоже дорогие, а кроме красного и белого стрептоцида ничего не было, и то за бешеные деньги. Я сейчас порой спрашиваю у медсестёр и студентов: а вы хоть знаете, что такое красный стрептоцид? — А что такое? — Это лекарство. Вы знаете? — Нет. А что это такое? — Это при частой ангине, посыпаешь туда, как красный толчёный кирпич, и болезненный процесс проходит — Да? Люди не знают, а должны знать, что нас во время войны и после войны спасал и красный, и белый стрептоцид. А белый стрептоцид — открытые, гниющие раны и так далее. Каждый ребёнок до конца жизни несёт эти знания военного времени.

Победа30.рф

 купить кисть для растушевки харькововзаказать справку о несудимости киев



3 Комментарии

  1. WalterSolf

    «Важно, чтобы не осталась в забвении Память о погибших в первые дни и месяцы войны. Ведь Победа — действительно знаковое событие, благодаря живым ветеранам и всем погибшим в этой войне, которые своими жизнями выложили дорогу к Победе.

  2. antywindyk sprawdz

    I am glad to be a visitant of this gross website ! , thankyou for this rare information! .

  3. antywindyku

    Youre so cool! I dont suppose Ive learn something like this before. So nice to seek out any person with some unique thoughts on this subject. realy thanks for beginning this up. this web site is one thing that’s wanted on the internet, somebody with a little bit originality. helpful job for bringing one thing new to the internet!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *