Астраханский журналист провел эксперимент, как выжить в пробке

Вести с преображающихся улиц

Вести с преображающихся улиц

Астрахань запестрила знаками, оповещающими о ремонтных работах. Продолжается обновление дорожной сети города. По горячим точкам нужного, но не всегда приятного и удобного для автомобилистов процесса прокатился корреспондент «Газеты ВОЛГА».

Кто рано встает…
«С Трусово такие заторы теперь по утрам! На светофоре перед пешеходным мостом лучше уходите в Приволжье, выезжайте на Пушкина, разворачивайтесь в районе правого крыла и с него заезжайте на мост», — таксист не скупится на советы в связи с началом ремонта второго крыла Нового моста. «А «пушкинцы» пускать будут? Вряд ли они обрадуются шустрым гостям», — сомневаюсь я. «Меня пускают. Не первый, так второй», — парирует Олег. За рулем он — больше 20 лет и, как уверяет, на пробку еще не тратил больше 20 минут.

Рекорд мне удается поставить в 7.00. В это время мост, можно сказать, почти пустой, и на то, чтобы преодолеть его целиком, у меня уходит максимум минут 10. Чем ближе к 9.00, тем длиннее хвост из желающих пересечь Волгу. На ремонтируемом участке осталось по одной полосе в каждую сторону, но машины движутся относительно бодро: стоять на месте дольше 20 секунд мне не приходится. Могло быть хуже. Тестовый заезд в 10.00 вынуждает меня пуститься в объезд через Старый мост: вереница на Новый и с Пушкина, и с Магистральной выглядит невероятно угрожающей. В итоге в центре города я оказываюсь к 11.30. Итог: живущим в Трусовском районе выгоднее всего быть «жаворонками».

Слезайте с коня
На путепроводе «Вокзальный», половина которого, если делить по ширине, огорожена, отмечена лампочками и закрыта на ремонт с апреля, весело даже в 16.00 в субботу. И если в сторону Яблочкова иногда относительно свободно, то с Яблочкова — как правило, столпотворение. «Ну почему нельзя в три смены ремонтировать и по-быстрому все завершить?!» — сокрушается сосед по пробке и тарабанит пальцами по панели. Трудяги за оградой монотонно выполняют свою работу: кажется, они недосягаемы для флюидов возмущающихся, тем более что таких все меньше. «Мы уже смирились», — делится со мной впечатлениями другой водитель.

А у кого-то из автолюбителей железный конь и вовсе в гараже. Дмитрий, сотрудник «Ярмарки», теперь пешеход. «Да, я изначально на машине ездил, — объясняет он. — Просто с учетом пробок вся дорога с Куликова занимала минут 20-25. И приблизительно столько же по времени я иду. Но порой были рекорды, когда от заправки Газпрома до ж/д моста и вовсе 40 минут ехал». — «А по мосту потом сколько?» — допытываюсь я. «Я тогда не выдержал и развернулся. И поехал по Софьи Перовской», — смеется парень. Такой крюк у него занял 25 минут. Улице Софьи Перовской теперь достается повышенный трафик, нетерпеливые ныряют во дворы и в гаражи. Бездорожье рядом с последними — не редкость. Получается настоящее ралли в городской черте.

Кризисный этикет
А вообще дорожные работы — индикатор культуры вождения горожан. Водители не всегда проявляют корректность при перестроении и когда колонна вливается в общее движение главной дороги. Причем «косяки» есть и у тех, кто должен пропускать, и у тех, кто находится в приоритете: простое человеческое сострадание ведь никто не отменял. Еще забывают про пункт ПДД: «запрещается выезжать на перекресток или пересечение проезжих частей, если образовался затор». Пока не сломался светофор и ему на смену не пришел регулировщик, это сильно осложняло движение перед путепроводом с улицы Анри Барбюса или с Победы: движущимся оттуда горит зеленый, а «пятачок» заблокирован — те, кто должны ехать, стоят.

В целом несколько лет назад движение в критических ситуациях было похоже на бои без правил. По нынешнему масштабному ремонту заметен прогресс: за все время я вижу лишь одного особо нервного типа на черном внедорожнике, совершающего резкие маневры и сигналящего направо и налево. Вежливых, кажется, большинство. Вот старенькая иномарка включила «поворотник»: «Пусти! Опаздываю». — «Проезжай», — моргает ей фарами Lada. Иномарка шустро вклинивается и радуется «аварийкой»: «Спасибо». При сужении дороги на Новом и Старом мостах несколько рядов иногда объединяются в один по очереди, словно по команде: «На первый, второй, третий — рассчитайся». И никакие регулировщики не нужны, когда включается коллективное самосознание!

Запах перемен
В 18.30 направляюсь на Боевую, за три минуты долетаю до переулка Туркменского. Под деревом сидят в яркой оранжевой форме двое рабочих. Время их труда на сегодня подошло к концу. Смуглые лица улыбчивы, при этом на контакт мужчины идут неохотно: «Мы из Узбекистана». — «Не понимаете по-русски?» — «Чуть-чуть». Пытаюсь все-таки разговорить: «Сколько длится ваш рабочий день?» — «Не знаю. Спросите у прораба». — «Ну а дорога-то насколько готова?» — «Первый слой положили, теперь второй надо». За насыпью садится солнце, по свежему асфальту прилегающего к проезжей части тротуара домой идут люди. В Туркменском становится уютнее.

На Адмиралтейскую — она тоже преображается — возвращаюсь, опять же, с ветерком. Хорошо все-таки ездить вечером, по почти пустым улицам. Ремонт или не ремонт — разницы нет. Только лишь кое-где шуршит под колесами оголенная дорога без покрытия. «В часы пик здесь приходится потолкаться. Не страшно. Когда не охота стоять, объезжаю по набережной Волги», — делится Николай, облокотившись о капот белого Ford. Ford припаркован в «кармане» у уже обновленного участка: примерно треть Адмиралтейской — в ее начале — сияет ярко-черной новизной. Разметки пока нет. Романтика Лебединого озера смешивается с запахом асфальта.

Людмила КОЧИНА

Другие читаемые новости нашего сайта

Новости СМИ2

Новости Медиаметрики



Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *