Астраханцы лишились квартир и домов, обратившись за кредитом

Дело Бендера живет

Дело Бендера живетфото автора

Русская народная сказка про зайца, построившего избушку, и лису, отобравшую ее, актуальна и в наше время.

Татьяна Михайловна Рогожина показывает квартиру, в которой прожила много лет и которой лишилась в одночасье — 80 кв. м на проезде Воробьева. Просторный коридор, каждая комната выходит на лоджию. Жить бы да радоваться. Но сейчас в квартире — гнетущая атмосфера. Двери на лоджию и в одну из комнат заколочены и опломбированы.

Нехорошая история

Началась эта история в 2010 году, когда наша героиня решила взять деньги в долг. Нашла по объявлению фирму, дающую деньги под залог недвижимости. Вежливый мужчина по имени Вячеслав сообщил, что рад будет помочь пенсионерке, но для узаконения сделки нужно проследовать в регистрационную палату. Не подозревая подвоха, Татьяна Михайловна в назначенный час прибыла в регпалату и подписала, не глядя, бумажки.

Занятые деньги женщина отдала в срок, Вячеслав вернул расписку. Казалось бы, конец истории. Но в 2011 году к женщине пришли и сообщили, что квартира больше не ее, так как она продала ее родителям Вячеслава за 1 300 тысяч. Сложно описать шок, который испытала наша героиня. Она, наконец, вчиталась в документы и обнаружила, что, действительно, подписала не кредитный договор, а акт купли-продажи жилья. Вскоре оказалось, что Вячеслав перепродал квартиру некоей Галине С. И начался настоящий ад. Новая хозяйка пришла в квартиру пенсионерки с приставами, заперла и опечатала двери во все комнаты, включая туалет и кухню, сказав Рогожиной и живущим с ней дочке и внучке, что они, если хотят, могут жить в прихожей. «Мы до двух ночи просидели в прихожей, — вспоминает пенсионерка, — потом кое-как открыли двери одной из комнат и туалета».

Новая хозяйка квартиры вселилась в одну из комнат постояльцев. А Татьяна Михайловна стала обивать пороги. Пожаловалась в полицию, прокуратуру, Следственный комитет — нигде, по ее словам, делом не заинтересовались. В свою очередь, новая хозяйка квартиры подала иск в суд, тот обязал выселить из квартиры Рогожину и ее сына, а дочь и 13-летнюю внучку оставить.

Случай не единичный

Сейчас Татьяна Михайловна с дочкой и внучкой живут в одной комнате. Жизнь похожа на страшный сон, но она не опускает руки — наняла нового адвоката и надеется отстоять свои права и свою квартиру.

Изучая базу судебных дел в поисках других жертв махинаций Вячеслава, Татьяна Михайловна быстро нашла коллегу по несчастью — астраханца Герея Идрисова. Семья Идрисовых лишилась двух домов, из которых их выгнали, не дав даже забрать мебель и одежду.

«В 2014 году нам потребовалась большая сумма денег: муж попал в аварию на рабочей машине», — вспоминает Зугра Идрисова. Деньги заняли в фирме того самого Вячеслава. Фирма встретила заемщиков радушно, выдала деньги на руки тут же. При этом попросила оформить документы залога. Герей подписал, а потом исправно расплачивался с кредиторами в течение года. Пока не получил приглашение в суд, где фирма предъявила подписанный договор купли-продажи и потребовала выселиться из дома.

«Мы год с ними бодались в суде, — вспоминает Зугра, — а потом у меня умер брат, мы повезли его хоронить на родину. Вернулись, а в нашем доме врезаны новые замки. Нам даже не дали забрать мебель, одежду, наши вещи. Мы сейчас снимаем квартиру». На последнем суде, говорят Идрисовы, судья постановил выписать из дома их несовершеннолетнюю дочь. Зугра говорит, что за время войны за дом познакомилась с другими пострадавшими от той же самой фирмы, и их немало. Но люди боятся бороться за свое жилье, так как новые владельцы жилья ведут себя агрессивно.

Комментарий

Евгений Золотов, юрист:

— На мой взгляд, тут налицо введение людей в заблуждение, то есть мошенничество. И этим должна заниматься полиция, куда я и рекомендую обратиться пострадавшим. Есть вопросы относительно деятельности регпалаты. При подобных сделках требуется целая кипа бумаг: справки из БТИ, архива, кадастровой службы, согласие жильцов, опеки. Я сам недавно помогал со сделкой купли-продажи, мы собирали документы без малого год. А тут получается, что сделка совершена за одно посещение. Как это может быть? Этим вопросом должна заинтересоваться прокуратура.

Станислав Порох



Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *